Агро Зерно Ю: «Мы продолжаем, все экспортируется и работает»

Совладелец компании «Агро Зерно Юг» (входит в ГК «Астра-Альянс») Аким Талибов рассказал об открытии экспортерами счетов в юанях и других валютах. Бизнес экспортеров зерновых существенно трансформируется в условиях нехватки судов, роста цены на фрахт, государственного регулирования и нестабильной ситуации с расчетами. Предприятие продолжает экспортировать, хотя и в меньших объемах.

N: — Насколько сильно существующие сейчас логистические ограничения влияют на ваш бизнес?

А.Т.: — Очень сильно. Контейнерные линии ушли из России. Какие-то еще остаются, но работают с перебоями, очень нестабильно, букинги (бронирование места на судне. — N) кое-как подтверждают, цены запредельные. Такая ситуация в порту Новороссийска. Что касается фрахта судов, цены сейчас безумные, но это понятно, потому что очень высокие риски. В Азовском море на судно может прилететь ракета, в Черном море дрейфуют мины и создают угрозу судам.

N: — Заставит ли ситуация экспортеров покупать флот, как это сделал, например, «Астон»?

А.Т.: — Возможно, но ведь эта ситуация сейчас сложилась. Флот так просто не купишь, он же не стоит в автосалоне. Это специальные суда с малой осадкой, которые надо строить, как делает «Астон» в Китае. К тому же не забывайте, что есть часть судовладельцев, которые перестали ходить в этот регион, не берут на себя риски. Не думаю, что количество судов в ближайшее время увеличится.

N: — С какими основными сложностями вы сейчас сталкиваетесь при экспорте?

А.Т.: — Со сложностями во взаиморасчетах. Они делятся на две части. Первое — то, что многие клиенты отказались платить в российские банки и за российские сделки. Второй момент — в России никто из банков не готов платить деньги. Мы были вынуждены найти компанию-партнера в Дубае, которая для нас отправляет сюда деньги. Европейцы все отказались. Сейчас все заходит в Дубай или Казахстан, а оттуда — в Россию. И это у всех экспортеров так.

Следующая проблема: в пяти банках, которые попали в санкционный список, про валюту даже упоминать не стоит. Поэтому если валюта и заходит, то в банки второго эшелона.

Поскольку у нас финансирование в валюте, мы должны сначала конвертировать выручку в рубли, потом за рубли снова купить валюту. То есть у нас получается двойная конвертация.

В любом случае мы готовимся к тому, что, во-первых, валютные платежи совсем закроют — не только через пять санкционных банков, а вообще. В таком случае мы будем работать по прямым взаимоотношениям через юани и другие валюты, для этого мы открыли счета и уже готовы.

N: — Какой-то экспорт сейчас ведется?

А.Т.: — Не какой-то — мы продолжаем, все экспортируется и работает.

N: — В тех же объемах?

А.Т.: — Не в тех же, очень трудно, проблемно, но идет.

N: — Вы можете оценить свои убытки?

А.Т.: — На данный момент убытков нет, но есть упущенная выгода. Это десятки миллионов.

N: — Какие основные продукты экспортирует ваша компания?

А.Т.: — Мы экспортируем продукты переработки, масличные, зернобобовые и специи. Но опять же правительство временно запретило экспорт семян подсолнечника и рапса. Вводятся квоты на экспорт подсолнечного масла и шрота; будут действовать таможенные пошлины на вывоз шрота и льна за пределы ЕАЭС.

Поэтому мы сейчас занимаемся по большей части только продуктами переработки, зернобобовыми и специями. Они в России производятся в избытке, дефицита на внутреннем рынке нет, поэтому, по идее, не должны попадать под какие-то санкции.

N: — Что сейчас с ценами на зерновые?

А.Т.: — Цены выросли на все зерновые продукты. Во-первых, Украина на 85-90% выбыла из товарного потока сейчас. Мы ожидаем, что в этом сезоне Украина выйдет не более чем с 50% своей продукции из-за полного провала посевной кампании. Во-вторых, многие мировые трейдеры ушли с российского рынка, в-третьих, проблемы с логистикой. Очевидно, что баланс спроса и предложения очень сильно нарушен, поэтому мировые цены очень высокие, и внутренний рынок тоже начинает подтягиваться, но при этом вводятся пошлины, ограничения и т. д. Поэтому, с одной стороны, заработок мог бы быть, но, с другой стороны, он очень сильно зависит от логистики, высоких рисков и разных экономических ограничений.

Сначала кажется, что сейчас момент, когда можно купить, продать и много заработать, но, когда углубляешься, оказывается, что можешь не заработать, а потерять. Но все относительно, все продукты разные и истории разные. Поэтому мы сможем только через несколько месяцев ретроспективно сказать, что у нас получилось, мы компенсировали убытки и даже заработали или, наоборот, наша стратегия была неправильная, мы словили много рисков и понесли потери.

N: — По данным системы «СПАРК-Интерфакс», выручка ООО «Агро Зерно Юг» ежегодно растет, а в 2021 году она увеличилась в 1,5 раза — до 4 млрд руб. Чистая прибыль выросла в 2 раза — до 82 млн руб. С чем связан такой значительный рост выручки и прибыли по итогам прошлого года?

А.Т.: — Благодаря тому что у нас налаженные отношения с финансовыми институтами, в 2021 году мы получили новое финансирование, и это позволило нам активно нарастить объемы.

Подробная информация о записи

Дата публикации: 2022-04-25 16:37:59
Источник записи: https://www.zol.ru/n/35e3c
Категория записи: Зерно, Новости рынка, Русский




Категория: Зерно, Новости рынка