Андрей Коровайко: «Россия в состоянии прокормить свое население»

— Насколько российская агросфера действительно импортонезависима? Дефицит каких товаров ваши хозяйства испытывают сильнее всего? Есть ли способ оперативно их заместить?

— Основной вопрос, который стоит сейчас перед аграриями, — замещение импортного посевного материала. По некоторым культурам, в частности по сахарной свекле, его доля превышает 90%. Сейчас мы изучаем альтернативные варианты на российском рынке, например, размножением и производством семян этой культуры занимается компания «Щелково Агрохим». В этом году мы отвели большой демоучасток для испытания их новых гибридов, также будем тестировать семена отечественной селекции в других культурах, чтобы выбрать лучшие по продуктивности сорта и уже в 2023 году приступить к частичному замещению импортных семян.

Переход на самообеспеченность семенным материалом может занять несколько лет. Но в перспективе это вполне достижимая задача.

Что касается озимых культур, то в этом сегменте Россия почти не зависит от импорта. Семена отечественной селекции обладают хорошей генетикой, сорта и гибриды адаптированы к погодным условиям нашей местности, поэтому в нашем севообороте пшеницы и ячменя их доля уже несколько лет составляет 100%.

Кроме того, в структуре холдинга работают четыре семенных предприятия в Краснодарском крае. Их объемы производства позволяют не только обеспечивать собственные потребности в посевном материале, но и ежегодно продавать около семи тысяч тонн элитных семян агропредприятиям юга России.

— По большинству продуктов Россия способна обеспечить себя сама, но есть культуры, которых в России пока почти нет…

— Например, фундук, спрос на который стабильно растет. Сегодня промышленное производство орехоплодной продукции в России развито очень слабо. Мы уверены, что в рамках программы по импортозамещению фундук — одна из самых перспективных сельскохозяйственных культур. С 2016 года мы реализуем масштабный проект — закладываем в Краснодарском крае рощу фундука, площадь которой к концу 2022 года достигнет 500 га, а в 2024 году — 1000 га.

В целом на реализацию этого проекта мы направим более 1 млрд рублей и почти 20 лет работы, помимо рощи закладываем свой маточник — для получения вегетативных саженцев. Однако это довольно сложное направление, которое требует значительных долгосрочных инвестиций: фундук начинает плодоносить только через четыре года, а в полную силу вступает в возрасте 8–9 лет. По нашим расчетам, когда роща фундука в Каладжинской выйдет на полную производственную мощность, мы сможем собирать более 3,5 тыс. тонн орехов в сезон. Учитывая, что живут и плодоносят деревья фундука до 100 лет, реализация проекта ореховой рощи — это вклад в будущее сельского хозяйства.

Еще 250 млн рублей потребуются на организацию автоматического орошения сада, к работам по бурению скважин и установке оборудования для капельного полива рощи приступаем весной 2022 года. Эта технология не только менее энергозатратна и позволяет в несколько раз уменьшить расход воды при ведении сельского хозяйства, но и существенно — на 30–50% — повышает урожайность. В среднем вложения в разработку и строительство системы капельного орошения окупаются за 1,5–2 года, поэтому группа планирует увеличивать количество своих земель под орошением.

— СМИ и эксперты сообщают о том, что семенной материал для животноводства преимущественно импортный, что ставит под вопрос молочное производство. Вы сталкиваетесь с трудностями в поставках этого продукта?

— В молочном животноводстве действительно используется для оплодотворения импортное семя быков-производителей, в основном из Канады и США, однако в настоящий момент проблем с поставками нет, никто из иностранных партнеров от исполнения своих обязательств перед российскими компаниями не отказывался.

Добавлю, что мы много лет ведем самостоятельную работу по улучшению генетического потенциала стада, в начале 2022 года запустили проект по трансплантации эмбрионов КРС, в перспективе планируем создать банк эмбрионов, чтобы полностью перейти на собственное обновление стада высокопродуктивными животными.

— Сегодня агросектор формально остается вне санкций. Видите ли вы риски распространения ограничений на сельхозсферу?

— Как это — вне санкций?! Основная проблема всех сельхозпроизводителей, причем не только в России, но и во все мире, — это торговая блокада нашей страны. Я не буду говорить о политике, как инвестор и бизнесмен я могу рассказать об экономике и о том, что происходит в сельском хозяйстве. Россия — крупный игрок на внешнем рынке, она занимает 17-е место в рейтинге основных мировых экспортеров продовольствия. В прошлом году российский АПК побил новый рекорд по экспорту — мы поставили 70 млн тонн продукции в 160 стран мира. Чем заменить такие объемы?

Кроме того, Россия является крупнейшим в мире экспортером азотных удобрений и вторым поставщиком калийных и фосфорных удобрений, без которых проблемы с производством будут испытывать сотни сельхозпроизводителей в других странах.

Санкции болезненны и для внутреннего рынка: нам приходится перестраивать многие процессы, искать новых поставщиков, полностью менять логистику. Я по каждому из направлений могу перечислить вам с десяток различных проблем, с которыми мы сталкиваемся в текущем производственном процессе. Из основных: удлинение логистических цепочек от поставщиков, неопределенность с ТМЦ (товары и материалы, которые организации используют для хозяйственных нужд и для производства продукции — прим. ред.), переход на отечественные СЗР, сложности с завозом экспортной выручки. Все эти вопросы прорабатываются, мы ищем оптимальные решения, в особо острых моментах подключается Минсельхоз РФ, который сейчас оперативно отслеживает проблемы в отрасли и старается своевременно реагировать на них.

— Многие производители начали искать новые экспортные ниши. Какие направления — географические и продуктовые — вы считаете перспективными для «Покровского»? Как будут перенаправлены ваши экспортные потоки?

— В 2021 году ГК «Концерн «Покровский» на 25% увеличил объемы экспорта зерновых, масличных и технических культур — до 500 тыс. тонн. Помимо пшеницы высшего класса, концерн экспортирует ячмень, кукурузу, горох, семена австрийской (штирийской) тыквы, комбикорма, а также продукцию переработки сахарной промышленности — гранулированный жом и мелассу свекловичную.

География наших экспортных поставок охватывает 22 иностранных государства, среди которых — Турция, Египет, Ливия, Нигерия и другие страны Ближнего Востока и Африканского континента. В 2021 году мы расширили список партнеров и включили в экспортный портфель Кипр, Израиль, Кению и Уганду. А в январе 2022 года отгрузили первую пробную партию свекловичного жома — 400 тонн — в Китай. Это очень интересный, емкий и перспективный рынок, поэтому мы нацелены на развитие наших торговых отношений и планируем увеличить не только объемы, но и линейку поставляемой в КНР продукции.

— Насколько экспансия на новые рынки дорогой и долгий процесс? Российские власти анонсировали 10-кратный рост агроэкспорта в Катар — до $200 млн. В какой период такие показатели могут быть достигнуты? Какую долю рынка планирует занять концерн «Покровский»?

— Мы считаем, что российские торговые цепочки экспорта должны отвечать национальным интересам, поэтому приняли решение переориентировать их на восточные рынки. Сейчас мы прорабатываем логистические цепочки для контейнерных поставок нашей продукции в Катар и другие страны Персидского залива.

Это непростой рынок, с очень высокими требованиями к качеству поставляемой продукции. Однако это не является проблемой для российских производителей.

Что касается роста экспорта в Катар до 200 млн долларов, то это вполне достижимые результаты: это государство имеет ограниченные возможности по развитию сельского хозяйства и более 90% своих потребностей в продовольствии удовлетворяет за счет импорта. Кроме того, Катар является не только привлекательным потребительским рынком, но и логистическим хабом, распределяющим товары по всему миру, поэтому сотрудничество между нашими странами имеет стратегическое значение.

— Сталкиваетесь ли вы с логистическими трудностями по транспортировке экспортных товаров?

— Из-за ограничения движения по Азовскому морю и отказа некоторых стран принимать под выгрузку суда с российским флагом, количество рабочего флота ограничено. Не все судовладельцы готовы и к длительным ожиданиям под погрузку. В связи с этим, естественно, растет фрахт. По этой причине свои отгрузки мы сейчас практически полностью перебросили в порт Новороссийска, это создает определенные сложности, но порты идут навстречу и грузят все. Проблем с заключением контрактов нет, а затишье со стороны покупателей из Европы и крупных мировых трейдеров компенсирует высокий спрос со стороны Турции и Египта.

— Вы один из крупнейших в стране производителей сахара. В какой мере запрет на его экспорт повлияет на финансовые показатели концерна «Покровский» в этом году? Можно ли восполнить финансовые потери на внешнем рынке или сахар превращается в неликвидный для аграриев продукт?

— В производственном сезоне 2021/2022 мы на 30% расширили посевные площади под сахарной свеклой, собрали более 1,5 млн тонн клубней и произвели 205 тыс. тонн сахара. Основные объемы мы реализуем внутри страны, на экспорт идут продукты переработки сахарной промышленности — гранулированный жом и патока, которые не особенно востребованы в России, но пользуются хорошим спросом за рубежом. Поэтому на финансовые показатели концерна запрет на экспорт сахара не влияет.

Что касается ликвидности этого продукта, то в последние годы она действительно снижается по целому ряду объективных факторов: дорожают семена, удобрения, СЗР, растут другие издержки производителей. Ограничения по цене ставят отрасль практически на грань маржинальности, однако мы в данный момент не намерены сокращать или как-то корректировать объемы производства. В 2020 году концерн «Покровский» завершил пятилетний проект реконструкции предприятий сахарной группы: общий объем инвестиций составил более 4,2 млрд рублей. Сейчас три наших завода способны перерабатывать более 2 млн тонн свеклы в год. Благодаря расширению посевных площадей под этой культурой мы увеличили в прошлом году загрузку заводов собственным сырьем с 50% до 80%, а по экспортным позициям — жому и патоке — до 100%. В этом году мы планируем сохранить эти показатели.

—  В 2021 году концерн «Покровский» был включен в топ-10 крупнейших агрохозяйств с показателем в 242 тыс. га. Как изменились цифры по итогам 2022 года и планируете ли вы увеличивать земельный банк? 

— В перспективе мы будем не только расширять земельный банк, не только приобретая земли в собственность, но и оформляя долгосрочную аренду, но и продолжим развивать производство и переработку продукции АПК — по всем основным направлениям агробизнеса группа будет выстраивать замкнутые производственные процессы, нацеленные на максимальную самообеспеченность. Поэтому вопрос о расширении земельного банка — не основной. Важен не размер, не количество гектаров, а то, насколько эффективно ты их используешь.

В рейтинге Forbes у концерна — один из самых скромных земельных банков — 242 тыс. га, показатели других участников в разы превышают эту цифру. При этом, как считают аналитики издания, за год стоимость земельного банка группы выросла вдвое — с 36,3 млрд до 67,8 млрд рублей, по этому показателю мы заняли пятую строчку в списке крупнейших землевладельцев в России. Как следствие, у концерна самая высокая стоимость одного гектара. Это объясняется тем, что наши земли не только сосредоточены в Краснодарском крае — регионе с самой дорогой землей в стране, но и эффективно обрабатываются. Еще в 2017 году, по подсчетам аналитического центра «Совэкон», концерн «Покровский» стал лидером по эффективности в стране и получил самую высокую прибыль с каждого гектара пашни среди всех российских землевладельцев.

— Вы замечаете влияние изменений климата на урожайность ваших хозяйств?

— Краснодарский край славится своей плодородной землей, но погодные факторы, несомненно, влияют на урожайность культур. Например, в прошлом году в регионе всего за три месяца, с апреля по июнь, выпала годовая норма осадков — более 350 мм, в результате проливные дожди и шквалистый ветер уничтожили около 20% будущего урожая. К сожалению, мы не можем управлять погодой. Но агротехнологии позволяют минимизировать погодные риски и получать урожаи если и не рекордные, то уж точно выше среднего. АПК становится все более технологичным сегментом экономики.

Подробная информация о записи

Дата публикации: 2022-04-14 16:38:25
Источник записи: https://www.zol.ru/n/35cce
Категория записи: Зерно, Новости рынка, Русский




Категория: Зерно, Новости рынка