Богатый урожай обернулся против южноуральских производителей зерна

Аграрии Челябинской области после засушливого 2021 года вновь терпят убытки. В этот раз причиной стали низкие закупочные цены на зерно, сформовавшиеся из-за обильного урожая. Фермеры подозревают переработчиков в сговоре. Последние считают, что сегодняшние цены экономически оправданны – традиционно к их снижению приводят излишки сырья. Областные власти надеются на участие региона в зерновых интервенциях, которые позволят поддержать местных сельхозпроизводителей. Но дело в том, что Южному Уралу проблематично войти в госпрограмму, поскольку регион является зернодефицитным.

В текущем году Челябинская область может смело рассчитывать на хороший урожай зерновых. По сравнению с 2021 годом, когда регион страдал от лесостепных пожаров и засухи, погода нынешним летом благоприятствовала аграриям. В итоге на Южном Урале уже собрано 1,8 млн тонн зерна в бункерном весе, что почти вдвое превышает прошлогодний показатель и является рекордом за последние 25 лет. Казалось бы, фермеры должны быть довольны, но обилие урожая привело к резкому снижению закупочных цен. Сейчас сельскохозяйственные предприятия не могут продать накопившейся зерно даже по себестоимости и предупреждают о возможном банкротстве.

– Мы пока стоим, ничего никуда не движется. Цены нет. Чтобы выйти хотя бы на себестоимость, нужны цены прошлого года. Сегодня сдать зерно можно, только цена нас вообще не устраивает, – сообщила «Октагон.Урал» глава крестьянского (фермерского) хозяйства в Октябрьском районе Оксана Крель.

По словам председателя Союза крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов Челябинской области Ольги Пестриковой, в прошлом году ячмень сдавали по 17–18 тыс. рублей за тонну, пшеницу 3-го класса – по 17–20 тыс. рублей за тонну, а твёрдых сортов – по 40–45 тыс. рублей.

Сегодня элеваторы соглашаются брать пшеницу по 9 тыс., максимум 12 тыс. рублей за тонну, а ячмень – по 6–7 тыс. рублей.

– Дело в том, что в Курганской и Оренбургской областях зерно созревает гораздо раньше и наши соседи его везут на наши элеваторы по приемлемым для них ценам. В этом году – по 12 тысяч рублей за тонну. Когда же мы начинаем убирать зерновые, элеваторы уже закупились и цены снизились. Иногда зерно вообще не принимают: говорят, подъёмник не работает или «висит» ГИС «Зерно». Или просят лабораторию заключение о клейковине, а она находится в Челябинске и проводит исследование 10–30 дней, – делится общественный представитель уполномоченного по защите прав предпринимателей в Кизильском районе Дмитрий Кириллов.

Между тем, по данным фермеров, себестоимость производства зерновых в Челябинской области в настоящее время достигает 22,2 тыс. рублей за тонну.

«Больно об этом думать, но придётся оставлять зерно на хранение прямо в поле, как в дедовские времена, ведь собственных зернохранилищ у фермеров нет. Но в этом случае мы не рассчитаемся с банками и нас ждёт банкротство».

Ольга Пестрикова  председатель Союза крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов Челябинской области Ольга Пестрикова
председатель Союза крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов Челябинской области

Многие хозяйства на Южном Урале под посевную кампанию привлекли кредиты, рассчитывая выгодно продать зерно, особенно пшеницу твёрдых сортов. Теперь из-за снижения закупочных цен, а также роста стоимости удобрений, горюче-смазочных материалов и сельхозтехники рассчитываться с банками становится всё труднее.

Как отмечает пресс-служба челябинского бизнес-омбудсмена, при чьём участии прошло недавнее совещание по этой проблеме, фермеры обратились с жалобой в УФАС, подозревая переработчиков в ценовом сговоре.

– В Челябинское УФАС России поступило обращение совета Союза крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных потребительских кооперативов Челябинской области о возможном нарушении антимонопольного законодательства элеваторами (зернохранилищами) региона по снижению цен на закупку зерна у производителей, – сообщили изданию в пресс-службе антимонопольного органа.

Сейчас ведомство изучает поступившую информацию. В случае выявления признаков нарушения законодательства будут приняты меры антимонопольного реагирования.

Сами переработчики уверены, что ценовой вопрос традиционно возникает при избытке урожая.

– Всегда, когда хороший урожай, производители жалуются на невысокие цены. Такое происходит не только в этом году. Аграриям просто некуда девать зерно из-за большого объёма сборов, – заявил представитель крупнейшего южноуральского агрохолдинга «Союзпищепром».

При этом переработчики обращают внимание на собственные финансовые потери.

Как утверждает генеральный директор холдинга «Ситно» Павел Журавский, сложившиеся в Челябинской области цены на 10–12 процентов выше, чем в целом по стране, а это увеличивает себестоимость продукции. Она становится неконкурентоспособной, и сетевой ретейл может не взять её на реализацию.

За последние три года цена на мукомольную продукцию сократилась на 22 процента.

Переработчики отметили, что в прошлом году, когда стояла засуха и зерна на рынке было недостаточно, фермеры «не шли нам навстречу и придерживали зерно до лучшей цены, а нам нужно было чем-то загружать производство». Тем не менее представители агрохолдингов сообщили, что планируют закупать зерновые у фермеров и «зерно в поле не останется».

По мнению областных властей, поддержать аграриев в сбыте продукции по приемлемой цене могут зерновые интервенции.

«Поставил задачу в целях поддержки цены на зерно принять участие в проводимых Минсельхозом России зерновых интервенциях. Есть предварительная договорённость о включении нашего региона в эту программу, она позволит обеспечить лучшую цену тем, кто будет участвовать в этой программе. Следующая задача – обеспечить региональным элеваторам возможность хранения излишков зерна от фермеров на бесплатной основе в свободных ёмкостях. Тоже важная мера, нужно минимизировать хранение зерна под открытым небом», – заявил губернатор Челябинской области Алексей Текслер.

Цены по интервенциям зерна (до второго полугодия 2023-го) Минсельхоз России утвердил в июле этого года. При этом они гораздо более привлекательные, чем сегодняшние предложения южноуральских переработчиков зерна.

Стоимость пшеницы 3-го класса установлена на уровне 15,84 тыс. рублей за тонну, пшеницы 4-го класса – 15,07 тыс. рублей. Предельный уровень минимальных цен на рожь не ниже 3-го класса составляет 11,11 тыс. рублей за тонну, на ячмень – 12,98 тыс. рублей за тонну.

Предельный уровень максимальных цен на пшеницу 3-го класса для товарных интервенций достигает 17,38 тыс. рублей за тонну, 4-го класса – 16,61 тыс. рублей, на рожь не ниже 3-го класса и на ячмень – 12,21 тыс. и 14,3 тыс. рублей соответственно.

Но, как уточнили в пресс-службе южноуральского бизнес-омбудсмена со ссылкой на совещание с фермерами, проблема в том, что интервенций со стороны государства по закупке зерна на Южном Урале в этом году пока нет, поскольку в отношении зерновых культур регион считается дефицитным: ежегодно область перерабатывает 4–4,5 млн тонн зерна, а выращивает гораздо меньше.

Подробная информация о записи

Дата публикации: 2022-09-19 16:37:51
Источник записи: https://www.zol.ru/n/37203
Категория записи: Зерно, Новости рынка, Русский




Категория: Зерно, Новости рынка