Цена вопроса. Начальник Центра экономического прогнозирования Газпромбанка Дарья Снитко о том, как цены на зерно влияют на сельхозпроизводителей

Звание крупнейшего экспортера пшеницы в мире не дает никаких преимуществ реальному бизнесу. Основным покупателям, к примеру Египту, важнее, что производитель является одним из ключевых поставщиков, который всегда может продать много зерна и с которым, таким образом, можно поддерживать постоянные отношения. Именно таким производителем выступает Россия.

Если какая-то страна сегодня может продать много зерна, а завтра — нет, для мировой торговли это ненадежный партнер. Поэтому даже если Россия уступит ЕС как экономическому блоку статус крупнейшего экспортера пшеницы в мире по итогам сезона, то все равно останется крупнейшей страной-поставщиком.

Основной фактор, влияющий на объем экспорта зерна,— это урожай. В текущем году в России может быть собрано 120–122 млн тонн зерна в чистом весе, что примерно на 10 млн тонн меньше, чем в прошлом году. И на эти 10 млн тонн как раз должен сократиться экспорт в сезоне 2021 года.

Потребление зерна в России находится на стабильном уровне — порядка 80 млн тонн в год, из которых около четверти идет на производство продуктов питания для населения, а основная часть — на выпуск кормов для сельскохозяйственных животных. И никакое регулирование рынка и ограничения экспорта не смогут привести к заметному увеличению внутреннего потребления: общее количество людей — относительно постоянная величина, больше есть они тоже не станут, а вот животноводство существенно замедлило рост в последний год.

При этом мы видим, что цены на зерно на внутреннем рынке находятся на абсолютных исторических максимумах — фуражная пшеница по 16,5 тыс. руб. за тонну с НДС в Центральном Черноземье. Экспортная пошлина сказывается на внутренних ценах на юге, откуда поставляется большая часть зерна на зарубежные рынки, а в Поволжье и на Урале котировки довольно высокие, чему виной существенный недобор зерна из-за плохой погоды. Для переработчиков зерна рост цен означает увеличение издержек, и от регулирования рынка они, вероятно, хотели бы большего, но таковы следствия глобальных инфляционных процессов.

В выращивании зерна сравнительно быстрый производственный цикл — примерно 1,5 года, и «мощности» всегда можно оперативно увеличить. К тому же в последние годы посевные площади под пшеницей пусть не сильно, но росли: с 26,6 млн га в 2008 году до 29 млн га в 2021 году. И это без учета явной тенденции повышения средней урожайности за счет использования агротехники и так далее.

В условиях действия пошлин сельхозпроизводители лишаются части выручки, но откажутся ли они продолжать бизнес? Конечно, они будут сеять, но, вероятно, начнут переключаться на культуры относительно защищенные. Таким может стать лен, интерес к которому резко вырос в этом сезоне, гречиха, площади под которой в 2021 году увеличились на 12% год к году, сорго, горох и др.

Здесь тоже есть ряд нюансов: для каждого конкретного сельхозпроизводителя это достаточно рентабельные культуры, но если их выращивание станет очень популярным — от перепроизводства цены могут рухнуть. Кроме того, для таких культур характерна меньшая урожайность, чем для пшеницы, кукурузы, ячменя и т. д. То есть увеличение их доли в общем севообороте приведет к снижению валового сбора зерновых и зернобобовых в России. Получается, что сохранение госрегулирования в текущем виде при условии коррекции высоких мировых цен на зерно приведет к сокращению производства в сельском хозяйстве.

Подробная информация о записи

Дата публикации: 2021-11-03 16:37:44
Источник записи: https://www.zol.ru/n/349a8
Категория записи: Зерно, Новости рынка, Русский




Категория: Зерно, Новости рынка