Как военный конфликт России и Украины привел к росту продовольственных цен

b7c569409b1d629001ad7a036df0a011

Фото: Jonathan Alpeyrie / Bloomberg / Getty Images

Военная операция РФ на Украине стала серьезным ударом по стабильности глобального продовольственного рынка. Украина — один из крупнейших в мире поставщиков зерна и подсолнечного масла — оказалась фактически изолирована, сохраняющиеся поставки из страны несравнимы с прежними объемами. Разрушились и многие логистические цепочки. В результате цены на продукты питания по всему миру обновляют исторические рекорды. В теории это могло бы принести выгоду России как еще одному крупному поставщику продовольствия. Но потенциальных покупателей отпугивают жесткие санкции, системные проблемы с механизмами оплаты и транспортировкой.

Военная операция РФ на Украине стала глобальным шоком для мировых сырьевых рынков. Текущий кризис может стать крупнейшим с 1970-х годов, говорится в последнем отчете Всемирного банка. Ситуация усугубляется ростом ограничений на торговлю продукцией сельского хозяйства, топливом и удобрениями. В итоге мировые цены на продовольствие в 2022 году вырастут почти на 23%, а на растительные масла — до 30%.

Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (ФАО) уже зафиксировала в марте рост индекса цен на продукты питания на 12,6%, до 159,3 пункта, что стало рекордом за все время существования показателя с 1990 года. Небывалый рост обусловлен серьезным повышением цен в первую очередь на растительные масла (на 23,2% за март к февралю) и зерновые (на 17,1%), а также на мясо, сахар и молочную продукцию. Котировки зерна и масла подскочили в основном из-за перебоев в экспортных поставках с Украины из-за военной операции, отмечают в ФАО.

Для Украины и России зерно и растительное масло — ключевые статьи аграрного экспорта. В случае Украины на зерновые приходится более 55% поставок продовольствия в другие страны в деньгах, еще свыше 25% — на масложировую продукцию, прежде всего на подсолнечное масло. У России эти статьи формируют соответственно более 30% и около 20% аграрного экспорта.

Запертое продовольствие

Директор «Совэкона» Андрей Сизов говорит, что военная операция и почти полное исключение Украины из числа глобальных поставщиков прежде всего кукурузы и пшеницы — ключевой фактор напряженности на мировом рынке. Украинские портовые терминалы до сих пор не работают, страна экспортирует зерно по железной дороге и автотранспортом, но это покрывает только около 10% от месячного потенциала, рассказывает он. Так, уточняет эксперт, в апреле Украина вывезет только около 600–700 тыс. тонн зерна.

Основные потребители украинского зерна во многом пересекаются с импортерами российского продовольствия: это страны Ближнего и Среднего Востока, Юго-Восточной Азии, поясняет Андрей Сизов. Но если говорить о кукурузе, которая является для Украины основной зерновой культурой, то поставки идут и на рынки, где Россия представлена слабо,— это ЕС и Китай. По словам эксперта, КНР на фоне проблем с экспортом зерна с Украины стала более активно закупать кукурузу в США. А Египет допустил до торгов пшеницу из Индии, чего раньше не было.

Из-за проблем с экспортом украинского зерна через глубоководные порты немецкие Deutsche Bahn и DB Cargo предложили даже организовать «зерновой мост» для экспорта с Украины по железной дороге, сообщала в апреле газета Handelsblatt. Эту идею поддержали власти Германии. Предполагается, что в одном поезде можно перевезти до 52 контейнеров с зерновыми грузами. О готовности экспортировать украинское зерно через свои порты заявили представители Латвии и Литвы. Доставлять груз предлагалось через Польшу.

Но в любом случае речь идет о небольших объемах по сравнению с 5 млн тонн зерна, которые до начала военной операции Украина экспортировала в месяц через порты Одессы и Николаева. Как отмечает Андрей Сизов, на Украине заперты огромные переходящие запасы зерна — в пять-шесть раз выше обычных показателей. По оценкам украинского Министерства аграрной политики и продовольствия, в стране остается около 20 млн тонн зерна, что может частично компенсировать снижение урожая в этом году. В ФАО ожидают, что сбор пшеницы на Украине может опуститься ниже средних значений за последние пять лет, неубранными останутся около 20% площадей под озимой пшеницей, работы затруднит нарушение доступа к средствам производства и полям. В целом с учетом нового урожая страна должна будет вывезти около 50 млн тонн, говорил министр аграрной политики и продовольствия Украины Николай Сольский.

По словам Андрея Сизова, если портовая инфраструктура Украины не повреждена, а в ближайшие месяцы в военном конфликте будет достигнуто перемирие, страна сможет оперативно возобновить зерновой экспорт, что, возможно, приведет к падению мировых цен. Но если потери нового урожая на Украине окажутся серьезнее, то баланс спроса и предложения на мировых рынках пшеницы и кукурузы серьезно нарушится.

На мировом рынке растительных масел отсутствие Украины также заметно. Исполнительный директор Масложирового союза (включает ГК «Эфко», ГК «Русагро», «Юг Руси») Михаил Мальцев рассказывает, что Украина продолжает поставки подсолнечного масла по суше, а также восстановила отгрузки через дунайские порты, что несколько остудило цены на черноморском рынке. Но в любом случае, по его оценке, в этом сезоне страна сможет поставить только 25% от обычного годового объема. На рынке глубоководных перевозок, где масла закупают крупнейшие потребители, включая Индию и Китай, украинских поставщиков сегодня нет. На этом фоне, по словам господина Мальцева, Индия увеличила импорт подсолнечного масла из РФ, а промышленные потребители в странах ЕС вынуждены переключаться на альтернативные масла, например пальмовое или рапсовое.

Европейская ассоциация производителей и переработчиков растительных масел и жиров (FEDIOL) в своем мартовском отчете сообщала, что маслоэкстракционные заводы ЕС на 35–45% зависят от сырья с Украины. Запасов нерафинированного подсолнечного масла в ЕС может хватить на четыре—шесть недель, а найти замену в короткие сроки будет невозможно, писала FEDIOL. В конце марта в организации отметили, что производители продуктов уже начали корректировать рецептуру, заменяя, где это возможно, подсолнечное масло на рапсовое. На этом фоне, отметили в FEDIOL, часть объемов рапса, которые предназначались для производства биодизельного топлива в ЕС, были направлены на выпуск пищевых масел.

Рискованные альтернативы

В отличие от Украины экспорт продовольствия из России серьезно не прерывался, за исключением временной паузы с отгрузками в первую фазу военной операции. Кроме того, аналитики отмечали переключение поставок зерна с закрывавшихся азовских портов на терминалы Черного моря. Так, Россия в этом сезоне может попытаться сохранить статус крупнейшего по размеру поставщика пшеницы на мировом рынке. Минсельхоз США (USDA) в апреле поднял оценку экспорта этого зерна из России (без учета Крыма) на 1 млн тонн, до 33 млн тонн, снизив прогноз отгрузок из ЕС на 3,5 млн тонн, до 34 млн тонн. А «Совэкон» прогнозирует экспорт пшеницы из РФ по итогам сезона в объеме 33,9 млн тонн.

По словам Михаила Мальцева, российский экспорт растительных масел несколько просел в марте из-за проблем с логистикой, вызванных санкциями против РФ, но сегодня отгрузки и заключение новых контрактов идут в штатном режиме. В Масложировом союзе надеются, что квота на экспорт подсолнечного масла из России в 1,5 млн тонн до октября будет расширена на 500 тыс. тонн, так как этот объем можно вывезти без ущерба для внутреннего рынка.

Но проблемы у экспортеров российского продовольствия все же возникали. Так, Союз экспортеров зерна (включает ТД «Риф», «Астон», «Деметра Трейдинг», Viterra, Объединенную зерновую компанию) сообщал, что у компаний есть сложности с получением валютной выручки, так как многие иностранные банки не перечисляют платежи. Появились и серьезные ограничения по логистике и страхованию. Даже при выросших ставках зарубежные компании не готовы страховать риски, связанные с заходом судов в порты РФ.

Гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка Дмитрий Рылько говорит, что, с одной стороны, на российском зерновом экспорте положительно сказываются резко выросшие цены на мировых рынках и сложности с погодными условиями в ряде стран, например в США, где опасаются ухудшения состояния озимых и яровых посевов. С другой стороны, сохраняются проблемы с банковскими трансакциями, страховкой и фрахтом судов, а перспективы экспорта пока просматриваются в ограниченный круг стран, тогда как импортеры сохраняют осторожность в вопросах закупок российского продовольствия, указывает он.

Так, на тендере саудовской госкомпании SAGO в марте с доставкой в сентябре впервые за несколько лет не было пшеницы из региона Черного моря, что может быть связано со стремлением покупателей снизить риски с доставкой грузов. Египетская GASC, в закупках которой российская пшеница традиционно занимала существенную долю, в середине апреля объявила тендер, пригласив только поставщиков из ЕС. Тем не менее одно предложение российской пшеницы сделал «Астон» по $460 за тонну с учетом фрахта против $480–495 за тонну у европейских экспортеров. GASC в результате закупила партию у «Астона».

Председатель правления Союза экспортеров зерна Эдуард Зернин говорит, что некоторые потребители зерновых ищут альтернативные источники поставок. Громче всех об увеличении экспорта говорит Индия. Но это похоже больше на политическое заявление, чем на реальный бизнес, указывает он. Помимо вопросов к качеству индийской пшеницы есть сомнения в способности страны поставить на мировой рынок заявленные объемы без угрозы для собственной продовольственной безопасности, отмечает господин Зернин.

В это же время большинство российских компаний ради сохранения рыночных позиций стали напрямую продавать зерновые частным потребителям, уйдя на время из сегмента гостендеров, вокруг которых, по словам Эдуарда Зернина, «сложился нездоровый ажиотаж медиа». Но на самом деле некоторые экспортеры предпочитают не участвовать в публичных торгах из-за рисков санкций.

«Невзирая на гуманитарный статус зерна, многие логистические компании и банки расширенно трактуют режим санкций, что существенно сужает наши возможности»,— считает господин Зернин. Тем не менее большинство крупных экспортеров близки к выборке выделенных квот, под которые уже заключены контракты. По словам эксперта, исполнение существенно упростится при решении проблем в сфере страхования и перестрахования логистических рисков, а главное — с организацией расчетов за экспорт зерна в рублях, к чему крупнейшие потребители готовы.

Крупнейшие мировые торговцы сельскохозяйственным сырьем также не теряют интереса к российскому рынку. Как отмечали в S&P Global Commodity Insights, несмотря на давление в связи с военной операцией на Украине, «большая четверка» игроков Archer Daniels Midland, Bunge, Cargill и Louis Dreyfus, известных как ABCD, пока не порвали с Россией, хотя и заявили о сокращении активностей.

«Почти невозможно представить, что главные аграрные трейдеры полностью уйдут из России, так как это будет значить изоляцию главного источника поставок продовольствия в регионе»,— цитировал S&P одного из американских аналитиков. На фоне рекордных цен на сельскохозяйственное сырье доходы таких компаний, как Cargill, в этом году могут установить новый исторический рекорд, писала The Guardian.

Призрак голода

Импортеры продовольствия сейчас вынуждены прибегать к дополнительным мерам защиты внутренних рынков. Так, Минфин Египта в апреле сообщил о выделении свыше $60 млн на закупку пшеницы у местных фермеров. До этого власти страны ввели госрегулирование цен на хлеб, запретили экспорт на три месяца всех видов пищевых масел, кукурузы, пшеницы, муки, бобов.

Временный запрет на экспорт ряда категорий продуктов питания для сдерживания роста цен также ввела Турция. Одновременно страна установила нулевые импортные пошлины на часть продуктов. В Ливане из-за прекращения поставок украинской пшеницы возник дефицит. Стране срочно потребовалось закупить около 50 тыс. тонн зерна, чтобы пополнить двухмесячные запасы, на что было привлечено $15 млн долговых обязательств Международного валютного фонда. Власти Ливана запретили экспорт некоторых продуктов, вплоть до макарон, кофе и чая.

Представитель Всемирной продовольственной программы (WFP) ООН ранее предупреждал, что перебои с поставками продовольствия с Украины могут привести к голоду в ряде стран. По словам Андрея Сизова, мировые запасы пшеницы в последние годы снижаются, но для последних десятилетий все еще находятся на относительно высоких уровнях.

Тем не менее доля недоедающих в мире увеличивается, прежде всего из-за растущих мировых цен на продовольствие. Для беднейших стран Африки и Азии — Сомали, Судан, ЦАР, Чад, Конго, Йемен и Афганистан — это существенные проблемы, указывает эксперт. По оценкам WFP, количество голодающих в мире может вырасти с 276 млн человек на 30–50 млн человек. Всемирный банк прогнозирует, что цены на продовольствие будут оставаться на исторически высоком уровне до конца 2024 года.

https://kommersant.ru/doc/5329950

Подробная информация о записи

Дата публикации: 2022-05-04 17:42:50
Источник записи: http://www.ikar.ru/press/7540.html
Категория записи: Крупа, Мука, Новости рынка, Русский




Категория: Крупа, Мука, Новости рынка