Голодные игры 2022

Анатолий Костырев о мировом продовольственном кризисе

f42b71b29c8be170f4d10eb441e186f4

Анатолий Костырев. Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

Угрозы нового «мирового голода» или, если выражаться мягче, «глобального продовольственного кризиса» в последние дни звучат от политиков разных стран с такой частотой, что редко какая лента новостей в будний день может обойтись без них.

То президент США Джо Байден на встрече с американскими фермерами упомянет о голоде в Африке из-за военной операции РФ на Украине. То руководитель МИД ФРГ Анналена Бербок обвинит российские власти в ведении «зерновой войны», блокировании поставок украинского зерна и возложит на них ответственность за рост мировых цен на продовольствие. То уже российские официальные лица заявят, что на грань голода многие страны мира поставила волна санкций западных стран против РФ. Помощник президента РФ Максим Орешкин 19 мая, предсказав, что «глобальный голод» может начаться к концу 2022 года, копнул еще глубже и к числу причин отнес «необдуманную» денежно-кредитную политику США и ЕС в 2020 году, подтолкнувшую рост стоимости продовольствия на мировых биржах.

Сейчас уже мало кому нужно объяснять, что к любым громким заявлениям стоит относиться осторожно и скептически. Мировой голод – не исключение. Но очевидно, что с началом военных действий на Украине мировой продовольственный рынок оказался в еще большем напряжении, чем в разгар пандемии, тревожные прогнозы подливают масла в огонь.

Так, Индия, которая на фоне сокращения украинского экспорта пшеницы намеревалась увеличить поставки в этом сезоне с 7 млн тонн до 8–8,5 млн тонн, в последний момент, наоборот, ввела экспортные ограничения, опасаясь роста цен на зерно внутри страны. Впоследствии стало известно, что Индия разрешила вывезти зерно, проданное до введения запрета, но серьезно баланс рынка это не улучшило. В ЕС на новостях об индийском запрете цены на пшеницу обновили абсолютный рекорд, достигнув $438,25 за тонну. Как отмечают мои собеседники в отрасли, проблемы есть почти у всех крупнейших поставщиков зерна. В США состояние озимой пшеницы остается самым плохим с 1989 года, сообщает «Совэкон». ИКАР указывал на сокращение урожая в Канаде, Аргентине и возможные проблемы с ЕС. Это не считая Украину.

Фактически единственная страна из списка, которая выглядит пока благополучно,— Россия, где ожидается рекордный урожай. На этом фоне аналитики ожидают, что доля РФ в мировом экспорте пшеницы достигнет 20%. А это значит, что отказаться от ее зерна будет почти так же сложно, как от нефти и газа. Тут я мог бы, конечно, снова вспомнить Индию и отметить возможность ограничения экспорта из РФ. Однако достаточно жесткие ограничения власти уже ввели задолго до текущего кризиса. Получается, что ситуация может становиться только лучше. Ну хоть где-то для разнообразия.

https://www.kommersant.ru/doc/5356711

Подробная информация о записи

Дата публикации: 2022-05-20 17:44:10
Источник записи: http://www.ikar.ru/press/7571.html
Категория записи: Крупа, Мука, Новости рынка, Русский




Категория: Крупа, Мука, Новости рынка