Хлеб в поисках места. Как экспортные ограничения сказываются на российском зерновом рынке

На фоне рекордных почти за десятилетие цен на свое зерно на мировых рынках Россия теряет место крупнейшего экспортера пшеницы в мире и долю в закупках ключевых потребителей. Этому способствуют снижение урожая, рост сбора зерна в странах-конкурентах и введенная в июне плавающая пошлина на экспорт, которая вынуждает поставщиков завышать цены. Трейдеры пытаются снизить стоимость закупки зерна, но аграрии продавать не спешат, ожидая скорого увеличения цен еще почти на 8%, до $350 за тонну. На снятие ограничительных мер бизнес и эксперты не рассчитывают как минимум до будущего сезона.

По итогам текущего сельскохозяйственного сезона Россия может утратить статус крупнейшего мирового экспортера пшеницы, который получила в 2017 году, собрав рекордные 135,5 млн тонн зерна. По прогнозу Минсельхоза США (USDA), первое место займет ЕС с общим экспортом 35,5 млн тонн пшеницы, а Россия с 35 млн тонн опустится на вторую строчку. В прошлом сезоне РФ экспортировала 38,5 млн тонн пшеницы, а ЕС — 29,73 млн тонн.

В USDA традиционно не учитывают Крым, но российские эксперты приводят еще более пессимистичные оценки. Так, Институт конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) оценивает экспорт пшеницы из РФ в этом сезоне на уровне 31,5–32 млн тонн, «Русагротранс» — 32–33 млн тонн, «Совэкон» — 34 млн тонн. В Минсельхозе РФ отказались от комментариев.

За неполные четыре месяца сезона — с 1 июля по 28 октября — потенциал реализован примерно на треть. Как сообщал Минсельхоз, за этот период было вывезено 11,9 млн тонн пшеницы, что на 24,2% меньше, чем годом ранее. Одновременно со снижением объемов экспорта Россия теряет долю на ключевых рынках, в первую очередь — Египта. Так, к 1 ноября Россия занимала 33% в закупках египетской госкомпании GASC, что соответствует второму месту после Румынии (44%), третье место — у Украины с долей около 23%. Осенью сезона 2019/20 доля РФ на тендерах GASC превышала 40%, а осенью сезона 2020/21 даже была выше 70%.

2021d201 10 01

Нелояльные покупатели

В ИКАР снижение темпов экспорта объясняют сокращением сбора зерна в РФ год к году, хорошим урожаем в странах-конкурентах, а также действием экспортной пошлины. Так, по прогнозам USDA, урожай пшеницы в России в этом сезоне может снизиться до 72,5 млн тонн против 85,35 млн сезоном ранее. Сбор пшеницы на Украине в то же время может вырасти с 25,42 млн до 33 млн тонн, а в ЕС — с 125,99 млн до 139,4 млн тонн.

Пошлина в текущем виде была введена 2 июня. Теперь экспорт пшеницы, кукурузы и ячменя облагается пошлиной в 70% от разницы со средним значением ежедневных ценовых индикаторов и базовой частью, которая для пшеницы установлена в $200 за тонну.

Как отмечает гендиректор ИКАР Дмитрий Рылько, утрата Россией первого места по экспорту пшеницы — плохая новость, если «вы дорожите подобными рейтингами». «Если же декларируется, что на первом месте продовольственная безопасность, это другой вопрос»,— говорит он. Другой собеседник “Ъ” на рынке отмечает, что отраслевые чиновники привыкли поставлять доклады о новых успехах России на мировом аграрном рынке, которые первые лица транслируют на публику, поэтому с политической точки зрения это проблема.

Глава Союза экспортеров зерна Эдуард Зернин согласен, что статус крупнейшего экспортера пшеницы способствует формированию имиджа России как аграрной сверхдержавы. Кроме того, в западной прессе в последнее время часто появляются публикации о росте мирового влияния России через инструменты «мягкой силы», в первую очередь — продовольственного экспорта. Но с точки зрения зернового бизнеса статус лидера мало помогает, уверяет он.

В Объединенной зерновой компании (ОЗК) также отмечают, что производство зерна в значительной мере зависит от агроклиматических условий, так что колебания объемов производства от региона к региону и от года к году являются абсолютно естественными.

В «Деметра-Холдинге» (объединяет зерновые активы группы ВТБ и партнеров) добавляют, что небольшое снижение урожая в этом году не помешает России остаться в списке крупнейших экспортеров зерна в мире. Там уточняют, что в этом сезоне произошло сокращение экспорта пшеницы из РФ в Египет — до 1,9 млн тонн против 3,6 млн тонн в прошлом году. Объем поставок был переориентирован в страны Ближнего Востока, в том числе в Саудовскую Аравию и Алжир, лидером по импорту российской пшеницы стал Иран, который закупил 3,7 млн тонн, что в 7,5 раза выше чем в прошлом году, говорят в «Деметра-Холдинге».

По словам Эдуарда Зернина, бизнес экспортеров зерна один из самых конкурентных в мире, а главный критерий — это цена. «Наши покупатели, в основном страны Ближнего Востока и Северной Африки (MENA), минимально лояльны. Они ограничены в ресурсах и покупают там, где дешевле. А российская пшеница до недавнего времени была самая дорогая, в основном из-за плавающей экспортной пошлины»,— рассказывает он. Как поясняет господин Зернин, экспортер во время тендера не знает размер пошлины, поэтому вынужден закладывать в цену риски, что приводит к удорожанию предложения. Так, на августовском тендере GASC российская пшеница стоила от $275,55 (FOB) за тонну, а выигравшая закупку румынская — от $261,49 (FOB) за тонну.

Впрочем, продолжает Эдуард Зернин, экспортный потенциал конкурентов России по черноморскому бассейну существенно ниже, и по мере исчерпания товарных остатков их активность на тендерах снижается. Румыния уже в значительной мере распродана, а Украина сместит фокус на экспорт кукурузы, так что для наращивания поставок в Египет остается еще много возможностей, вторят в ОЗК. Результаты последних тендеров GASC оптимизм экспортеров пока подтверждают. Так, 27 октября на российскую пшеницу пришлась половина лотов: 180 тыс. тонн из 360 тыс. по $327–328,36 (FOB) за тонну. А 1 ноября GASC закупил еще 180 тыс. тонн пшеницы из России уже по $332,33–364,26 (FOB) за тонну.

Неурожайные цены

Текущий уровень цен на российскую пшеницу на мировых рынках — максимальный с сезона 2012/13. Котировки поддерживает ограниченное предложение зерна в мире, в частности, сложности с урожаем в России и Канаде, а также высокий спрос. Как отмечали аналитики, с учетом снизившихся в последнее время средних закупочных цен в портах в 15,5–16 тыс. руб. за тонну бизнес экспортеров уже становится достаточно доходным.

Но сами участники рынка уверяют, что зарабатывать на удачной мировой конъюнктуре больше не стали. По словам господина Зернина, рентабельность экспортеров не столь высока, как «думают некоторые», учитывая высокий уровень конкуренции. Основной доход от роста мировых цен на зерно до недавнего времени получали сельхозпроизводители, а после введения плавающей экспортной пошлины со 2 июня — государство, которое пообещало вернуть эти деньги аграриям в рамках «ценового демпфера», рассказывает он.

Согласно проекту бюджета РФ, в 2022 году государство должно получить от экспортных пошлин на зерно 58,67 млрд руб., годом позже — 63,06 млрд руб., а в 2024 году — 67,07 млрд руб. Таким образом, общая сумма поступлений за три года — 188,8 млрд руб. На заседании комитета Госдумы по бюджету и налогам 21 октября замглавы Минсельхоза Максим Увайдов говорил, что госпрограмма развития сельского хозяйства на 2022–2024 годы получит от этих доходов 116,7 млрд руб., которые пойдут на предоставление сельхозтехники по лизингу, субсидии аграриям, льготное кредитование, проведение закупочных и товарных интервенций, гранты, развитие сельского туризма и пр. Как обращают внимание собеседники “Ъ”, государство не планирует возвращать аграриям все доходы от пошлины, а с учетом множества направлений госпрограммы подтвердить, что средства получит именно лишившийся доходов сельхозпроизводитель, будет сложно.

В ОЗК говорят, что доходность экспортеров исходно минимальная, так как те зарабатывают не на посреднической функции, а на логистических и иных услугах. Большая часть участников рынка владеет различной инфраструктурой, остановка которой приводит к прямым убыткам, указывают в компании: «Мы должны погашать инвестиционные кредиты, полученные на проекты по увеличению мощностей, осуществлять текущий ремонт, обеспечивать фонды оплаты труда коллектива портов, элеваторов и т. д.». По словам представителя ОЗК, портовый терминал не может не переваливать, а вот производитель может подождать с продажей. Как отмечают в компании, аграрии не хотят отказываться от «сверхприбыли за зерно», имея широкую господдержку, довольно низкую долговую нагрузку и достаточный оборотный капитал.

Вице-президент Российского зернового союза Александр Корбут подтверждает, что сельхозпроизводители не спешат продавать зерно, видя однозначный тренд к росту цен на мировых рынках. По его словам, на сегодня уровень в $340–350 (FOB) выглядит уже близко и цены будут расти дальше, несмотря на поступление на рынок хорошего урожая из Австралии и Аргентины. До введения пошлины, продолжает господин Корбут, сельхозпроизводители получали около 85% от мировых цен на зерно, но сейчас эта доля сократилась. Кроме того, аграрии сталкиваются с ростом издержек из-за увеличения цен на удобрения, пестициды и т. п., продолжает он. Наконец, отмечает Александр Корбут, неопределенность вносит будущая динамика курса рубля.

Ограниченные перспективы

По словам собеседников “Ъ”, в ближайшее время пересмотр установленных ограничений на экспорт зерна вряд ли возможен. Дмитрий Рылько допускает начало смягчения регулирования в 2022 году, но предупреждает, что это будет не одномоментное действие, а постепенный процесс. По его словам, сохранение ограничений на более долгий срок несет риски того, что доход от пошлины встроится в систему развития сельского хозяйства и ее отмена будет проходить под угрозой пересмотра всего аграрного бюджета. В Союзе экспортеров зерна не видят причин ходатайствовать об отмене ограничений в ближайшее время, до стабилизации ситуации на мировых рынках, говорит Эдуард Зернин.

Александр Корбут отмечает, что доходы от пошлины заложены в проект бюджета до конца 2024 года, хотя не исключает, что при наличии политического решения регулирование может быть отменено раньше. По его словам, основной риск сохранения текущей модели — даже не возможное сокращение посевов под обложенной пошлиной пшеницей на 2–4 млн га, которые легко можно компенсировать ростом урожайности, а снижение инвестиций сельхозпроизводителей в технологии, что создает серьезную опасность для будущих сезонов. Директор «Совэкона» Андрей Сизов также предупреждает, что экономия на всех средствах производства особенно опасна при наступлении плохих погодных условий, и когда рано или поздно что-то пойдет не так, сбор зерна в России сократится заметно сильнее сезонных колебаний.

В ОЗК согласны, что пошлина ограничивает рентабельность сельхозпроизводителя, снижает инвестиционный потенциал отрасли и может вынудить фермеров отказаться от вложений, что снижает перспективы экспорта. А в «Деметра-Холдинге» в условиях текущей низкой доходности торговых операций не исключают дальнейшей консолидации отрасли в руках крупнейших игроков, обладающих собственной логистической инфраструктурой.

Подробная информация о записи

Дата публикации: 2021-11-03 16:37:52
Источник записи: https://www.zol.ru/n/349a7
Категория записи: Зерно, Новости рынка, Русский




Категория: Зерно, Новости рынка