На Россию прольется «кислотный дождь»

В России начинают строить сразу два завода по выпуску лимонной кислоты, которую сейчас в стране не производят. В перспективе производители намерены выпускать востребованный сегодня в мире биоразлагаемый пластик

Похоже, у страдающих от перебоев с поставками ингредиентов производителей пищевой и фармацевтической продукции станет на одну головную боль меньше: в России вскоре появится сразу два предприятия по производству лимонной кислоты, которая сейчас полностью импортируется. Крупнейший экспортер крахмалосодержащей продукции компания «Рустарк» завершает инжиниринг и приступает к строительству завода по выпуску лимонной кислоты. В создание производства в Армавире Краснодарского края по выпуску 88 тыс. тонн лимонной кислоты в год и другой продукции компания планирует инвестировать до 60 млрд рублей. Конкурировать с ним намерена продающая агрохимикаты и выпускающая пластмассы компания «Плант Спэйс». Ее дочерняя компания «Органические кислоты» также завершает инжиниринг и планирует уже в конце 2024 года открыть завод за 19 млрд рублей по выпуску 70 тыс. тонн лимонной и 10 тыс. молочной кислоты. Совместные мощности обеих компаний более чем вдвое превысят потребности российских потребителей кислот, так что у нового продукта будет большой экспортный потенциал. Оба производителя будут вырабатывать кислоту из кукурузы и в дальнейшем намерены углубить ее переработку и выпускать биоразлагаемый пластик (лимонная кислота — промежуточный передел в производстве биоразлагаемого пластика). На выпуск биопластика нацелена и компания «Сибагро», уже строящая завод по глубокой переработке зерна в Красноярском крае.

Первым делом кукуруза

Сейчас в России вовсе нет производства лимонной кислоты, она ежегодно импортируется в объеме около 60 тыс. тонн, в основном из Китая. Еще два года назад ее в объеме около 15 тыс. тонн вырабатывал имеющий 50-летнюю историю Белгородский завод лимонной кислоты, впоследствии названный «Цитробел» (принадлежит совладельцу холдинга «Продимекс» Владимиру Пчелкину). Но этот завод пришлось закрыть из-за конфликта собственника с местными властями, включившими территорию завода в черту города, что сделало невозможным складировать гипсосодержащие отходы производства. Другие проекты по созданию таких производств регулярно заявлялись на разных уровнях, но до реализации не доходили из-за большой капиталоемкости и технологической сложности (кислота является продуктом ферментации, ее вырабатывают микроорганизмы, которых подкармливают кукурузной патокой). В частности, компания «Ярко-Липецк» несколько лет откладывает строительство производства органических кислот, давно на паузе и проект по выпуску кислот компании «Технокорд» в Пензенской области.

Но уже скоро в России может появиться новое предприятие по выпуску лимонной кислоты, о чем в середине августа объявила недавно созданная компания «Органические кислоты». Предприятие общей инвестиционной стоимостью 19 млрд рублей разместится на площади 19 га в специальной экономической зоне «Узловая» Тульской области и начиная с 2024 года будет выпускать лимонную и молочную кислоту сначала в небольших объемах, а к 2027 году производство планируется увеличить до 70 тыс. тонн и 10 тыс. тонн соответственно. К концу этого года компания завершит проектирование завода, а в апреле-мае 2023-го начнет строительство. На заводе будут производственные цеха по глубокой переработке кукурузы в глюкозу, далее из нее в другом цехе будут производить лимонную, молочную кислоту и их соли. Здесь же разместят склады, электроподстанцию, котельную, очистные сооружения и прочую инфраструктуру. Комплекс будет оснащен оборудованием от одного из крупнейших в мире производителей органических кислот из Китая (какого именно, не уточняется).

Компания «Органические кислоты» была создана недавно специально под этот проект, учредитель — биотехнологическая компания «Плант Спэйс», занимающаяся продажей агрохимикатов и выпуском пластика. Ее генеральный директор Андрей Крушинский прежде занимал руководящие должности в крупных агрохолдингах. «Тема глубокой переработки зерна хорошо известна в мире и уже отработана на протяжении сорока лет, — рассказывает он «Эксперту». — Вырабатывать кислоты мы будем путем переработки кукурузы, которую нам будут поставлять компании из Тульской области и из соседних регионов». Потребность в сырье составит 170 тыс. тонн кукурузы, или около 1% производимой в стране, так что трудностей с обеспечением сырьем не предвидится. «Это удачный выбор сырья, поскольку традиционный для этих целей свекловичный жом с каждым годом “беднеет” содержанием сахара, — считает президент Российской биотопливной ассоциации Алексей Аблаев. — Кроме того, нередко возникает дефицит сахарной свеклы из-за ее неурожаев. А кукурузы в стране более чем достаточно».

Сейчас компания ведет переговоры с рядом банков, рассчитывая привлечь большую часть из 19 млрд рублей в виде длинных кредитов. По словам Андрея Крушинского, средства на оборудование готов предоставить Фонд развития промышленности (в каком объеме, пока не уточняется). «Как правило, банки смотрят на подобные проекты очень тщательно. Ведь в среднем срок окупаемости таких предприятий — восемь‒десять лет», — говорит исполнительный директор ассоциации «Союзкрахмал» Олег Радин.

Мальтодекстрин привел к кислоте

Из кукурузы будет производить лимонную кислоту и один из крупнейших в стране производителей крахмалопродукции компания «Рустарк» (до этого года она называлась Крахмальный завод «Гулькевичский») из Краснодарского края. В настоящее время проводится инжиниринг, осенью будет завершен проект производственного комплекса, в следующем году начнется его строительство с началом производства в конце 2025-го. Планируемые объемы производства лимонной кислоты составят около 88 тыс. тонн в год. Как пояснил «Эксперту» генеральный директор ООО «Рустарк» Роман Козырев, это будет лишь первый этап производственного комплекса стоимость 20 млрд рублей, а общие инвестиции в проект составят около 60 млрд рублей, в основном кредитных средств. «На первой пусковой очереди помимо лимонной кислоты, основного нашего продукта, также будут производиться нативные крахмалы, декстроза, глюкоза и многое другое, что дает глубокая переработка кукурузы, — рассказал Роман Козырев. — Еще две пусковые очереди мы сейчас прорабатываем — ассортимент производства на них будет определен в 2024 году в зависимости от конъюнктуры рынка».

Собственниками третьего по величине производителя крахмалопродукции «Рустарк», оборот которого в прошлом году составил 3,9 млрд рублей, являются инвестгруппа «ЮТФ Холдинг» (85%), Роман Козырев и Роман Чечнев (по 7,5%). «Рустарк» известна тем, что в 2018 году организовала первое в стране производство мальтодекстрина, который до этого приходилось покупать на европейском рынке. Мальтодекстрин — вырабатываемый из крахмала полисахарид, широко используемый в пищевой промышленности — в частности, его добавляют в детское питание. «Рустарк» уже в прошлом году заместил весь европейский импорт этого ингредиента, выпустив на своем заводе в Краснодарском крае 24 тонны мальтодекстрина. В этом году компания планирует повысить выработку на 10% и начать экспорт. «Этот опыт “Рустарк” и будет использовать при создании производства лимонной кислоты, — говорит Роман Козырев. — Объем производства, которое мы планируем построить в Армавире, также будет превышать потребности российского рынка и будет ориентирован на экспорт в том числе».

Мировой рынок биоразлагаемой посуды составляет около 3 млрд долларов. Ожидается, что к 2025 году он вырастет до 4,5 млрд

Экспорт спасет от перепроизводства

Емкость российского рынка лимонной кислоты составляет около 60 тыс. тонн, а общие мощности двух новых предприятий по ее выпуску — около 160 тыс. тонн. Поэтому, считает Олег Радин, именно экспорт позволит обеим компаниям избежать перепроизводства, как это случилось в этом году с другими новыми для России продуктами — аминокислотами, которые по себестоимости оказались дороже импортных, что привело к возврату потребителей к зарубежным продуктам и затовариванию заводских складов. Впрочем, компании уже, по сути, вступили в конкуренцию. «Мы знаем о планах “Рустарка”, — говорит Андрей Крушинский. — Не совсем их специализация, сроки реализации более длительные. Будем стараться опередить». Роман Козырев более категоричен: «Мне неизвестно ни одного проекта, сделанного этой командой (“Органические кислоты”. — “Эксперт”). Не уверен, что нам придется с ними конкурировать, если этот проект вообще состоится. Мы же на рынке крахмалопродукции уже более двадцати лет», — говорит он. Олег Радин полагает, что объем переработки сырья «Органических кислот» в 170 тыс. тонн зерна недостаточен для эффективности производства. «Считается, что экономически целесообразно перерабатывать не менее 250 тысяч тонн зерна пшеницы в год. Безусловно, можно строить заводы и меньшей мощности, но это отразится на себестоимости продукции», — говорит он.

В хорошем спросе они не сомневаются: потребители лимонной кислоты в период пандемии столкнулись с прекращением поставок этого продукта и резкими скачками цен. «Наш продукт по сравнению с импортным будет интересен тем, что он будет иметь адекватную цену, будет всегда доступен в любом объеме и оперативно доставлен потребителю», — говорит Андрей Крушинский.

Биопластик получается в результате воздействия на лимонную или молочную кислоту различными катализаторами, например соляной или серной кислотой, при высоких температурах

В итоге будет биопластик

Но лимонная кислота лишь часть замысла обеих компаний. В перспективе обе они планируют выпускать биоразлагаемый пластик, столь востребованный сейчас в странах Запада, особенно там, где запрещено использование нефтехимических пластиков (биопластик получается в результате воздействия на кислоту различными катализаторами, например соляной и серной кислотой, при высоких температурах). До начала СВО компания «Органические кислоты» проектировала строительство первого в Европе, России и СНГ производства биоразлагаемого пластика (например, PLA — это используемый в упаковочной индустрии полилактид, продукт полимолочной кислоты) объемом 30 тыс. тонн и 40 тыс. тонн молочной кислоты. При этом вся продукция должна была идти на экспорт в Европу и некоторые страны Азии. Но планы пришлось изменить из-за санкций: проект перепрофилирован под выпуск промежуточного передела — в основном лимонной кислоты. «Начиная с февраля этого года я понял, что трансфер технологии из ЕС для биоразлагаемого пластика осложнен, экспортный европейский рынок стал трудно досягаем, пришлось переформатировать проект, — говорит Андрей Крушинский. — Пришлось временно законсервировать производство PLA и акцент сделать на первом переделе. То есть сосредоточиться на производстве органических кислот и солей из них».

В этом деле «Рустарк» заметно опередил «Органические кислоты», поскольку уже в этом году начнет строить в особой экономической зоне «Липецк» комплекс, в том числе по выпуску биоразлагаемых пластиков. Инвестплан предполагает четыре этапа строительства с выходом на полные мощности в течение 10‒15 лет. На первом этапе предполагается переработка 500 тонн пшеницы в сутки и производство модифицированных крахмалов, которых сейчас не выпускают в России (объем инвестиций в этот этап — 8 млрд рублей). До 2024 года предусмотрено увеличение мощности переработки до 1500 тонн пшеницы в сутки с началом выпуска биополимеров и биомономеров, объем инвестиций в этот этап — 15 млрд рублей. Наконец, завершающий этап, до 2030 года, предполагает увеличение мощности переработки до 3000 тонн пшеницы в сутки и освоение выпуска новых типов биопластиков. Общая капиталоемкость всего комплекса составляет 63 млрд рублей. «Мы на момент реализации проекта будем единственной компанией, производящей биополимеры из пшеницы, при этом более 60 процентов продукции планируется экспортировать, преимущественно в страны Европы, — говорит Роман Козырев. — Оборудование у нас отчасти европейское, отчасти китайское и российское. При этом у нас нет проблем с доставкой его из Европы, поскольку наработана логистика поставок через другие страны».

Биополимеры стали востребованы в мире последние несколько лет, с появлением технологии создания разлагаемого пластика (в среднем за 30‒100 дней в зависимости от состава почвы) из органических кислот. Как правило, биополимеры используют для производства одноразовой посуды в объеме около 5 млн тонн в год, а также в текстильной промышленности. По данным Verified Market Research, мировой рынок биоразлагаемой посуды составляет около 3 млрд долларов, ожидается, что к 2025 году он вырастет до 4,5 млрд. С 2018 года рынок вырос почти в полтора раза, чему способствуют жесткие меры со стороны развитых стран, направленные на отказ от одноразовых пластиковых предметов. В мире технологией получения биопластиков владеют лишь несколько компаний, такие как BASF, Metabolix, NatureWorks, CRC, Novamont, Avani Eco, Braskem.

В России кроме «Рустарка» в 2025 году начать выпуск биопластика планирует и компания «Сибагро», уже приступившая в этом году к строительству в Красноярском крае завода по глубокой переработке зерна. Здесь планируется выпуск клейковины, кормового белкового концентрата, лизина, и собственно биоразлагаемого пластика. «Это перспективное и емкое направление в плане выпуска не бутылок и стаканчиков, а нитей, — говорит Андрей Тютюшев, председатель правления “Сибагро”». Нить из биопластика можно использовать во множестве сфер, в том числе в медицине, в производстве одежды». Сумма инвестиций в проект оценивалась в 2020 году на уровне 29,4 млрд рублей, предполагаемая мощность — 50 тыс. тонн экоматериала в год. После выхода завода на полную мощность он будет перерабатывать до миллиона тонн зерна, с прицелом и на внешние рынки.

Компании ориентируются именно на экспорт. поскольку в России не сформировался рынок потребления биопластика. «В России такого рынка практически нет — для его создания требуется участие государства, — говорит Алексей Аблаев. — Трудно развивать завод только на экспорт, есть риск в плане сбыта, конкурировать с мировыми гигантами будет непросто по себестоимости». В России сейчас тренд на использование биоразлагаемой упаковки задают предприятия, позиционирующие себя как поставщики экологически чистых продуктов, например сеть магазинов «ВкусВилл», «Яндекс. Еда», сеть ресторанов GreenBox, а также некоторые нишевые проекты, такие как How to Eat и т. д. Есть и такие крупные потребители биоупаковки как РЖД (посуда и столовые приборы из крахмала и других биоразлагаемых материалов используют в поездах «Сапсан»), прежде такую посуду закупала и ушедшая из России IKEA. «И все же российский рынок биоупаковки ничтожно мал, несколько сотен тонн упаковки в год делают из импортируемого биопластика, — говорит исполнительный директор Ассоциации упаковочного и перерабатывающего оборудования “Пакмаш” Григорий Хмелевский. — Но сам факт появления новых предприятий по выпуску биопластика, думаю, подтолкнет многих производителей упаковки к его использованию. Но поначалу это будут рискованные проекты, поскольку потребитель пока не понимает, почему надо в среднем переплачивать за одноразовый стаканчик из биопластика вдвое больше обычного».

То есть рынок потребления биопластика в России — это дело среднесрочной перспективы. «Для этого нужно создать, по сути, новую экономику, новую систему взаимоотношений, в которую должны быть одновременно вовлечены и производители упаковки, и производители продукции, использующие эту упаковку, и переработчики этой упаковки, и конечный потребитель того или иного продукта, и государство, и общество в целом», — говорит Андрей Крушинский.

Подробная информация о записи

Дата публикации: 2022-09-19 16:38:09
Источник записи: https://www.zol.ru/n/37200
Категория записи: Зерно, Новости рынка, Русский




Категория: Зерно, Новости рынка