«Нужно снизить бюрократическую нагрузку на бизнес»

Гендиректор УК «Продимекс Агро» Алексей Угаров — о подготовке компании к полевым работам и недостатках нормативного регулирования растениеводства

6015da29723abbdd2f3e9df0f5d019e5

Фото: Продимекс

УК «Продимекс Агро» (бывшая УК «Агрокультура»), входящая в структуру группы компаний «Продимекс»,— крупный сельскохозяйственный холдинг Центрального Черноземья. Генеральный директор компании Алексей Угаров рассказал, как компания готовилась к посевным работам, с какими вызовами столкнулась после введения санкций и какие меры предлагает властям для стабильной работы отрасли в новых условиях.

— Будет ли компания менять структуру посевных площадей?

— С учетом хорошего состояния озимых изменений не планируем. В нашей стратегии никаких изменений нет: площади под сахарной свеклой мы не сокращаем. Сахара будет достаточно!

— Какое влияние оказали политические события февраля на подготовку компании к весенним полевым работам?

— Мы своевременно подготовились к севу. Удобрения и семена (даже зарубежной селекции) на сев и первые подкормки были заготовлены заблаговременно, все поступало согласно договорам. С некоторой задержкой получали запчасти, но благодаря поздней весне этот вопрос был некритичным.

Одна из основных проблем — резкое удорожание запчастей и новой импортной техники. На фоне санкций и проблем с логистикой стоимость выросла от 40% до 300% в зависимости от конкретных позиций, производителей и видов техники. Вдвое подорожали по сравнению с прошлым годом удобрения, были задержки в их поставках (но селитру и КАС на первую подкормку озимых и на сев сахарной свеклы мы закупили заблаговременно, часть приобрели даже на осень). Были риски срыва поставок семян подсолнечника со стороны отдельных контрагентов, пришлось поменять на альтернативы.

Кроме того, сохраняются риски, связанные с применением новых технологий. Возможно непродление годовых лицензий систем параллельного вождения Trimble и других (они обеспечивают высокую точность работ, что повышает их эффективность). Как только это стало понятно, я дал распоряжения проверить оснащение современных сеялок механическими маркерами. Этот же риск есть и для опрыскивателей, и для телематических систем, используемых при других видах работ. Но если телематические системы опрыскивателей можно заменить — к примеру, на пенные маркеры, то, к примеру, для дробного внесения удобрений альтернатив пока нет.

— Готовы ли иностранные производители поставлять сельхозтехнику?

— Пока что многие производители ждут окончания спецоперации и уточнений санкционных политик и ограничений: тогда они будут готовы восстановить поставки. Это касается тракторов из США и ЕС — John Deere, CNH, Fendt. Но проблемы с импортными комплектующими есть и у тракторов и комбайнов «Ростсельмаша», у «КАМАЗов». По этой технике, а также по зерновым комбайнам импортозамещение продукцией из России и Белоруссии возможно, но на это нужно время. В то же время такие компании как KWS, Amazone, Vderstad, GRIMME решили не уходить с рынка РФ и поставляют свои семена и технику.

А вот для свеклосеяния непоставка импортной специализированной посевной и уборочной техники остается главным риском: в России нет и в ближайшее время не будет ее аналогов. Фактически есть зависимость от поставок новых комбайнов и погрузчиков доочистителей Ropa, Holmer, Grimme, Amity.

— Возникали ли сложности с получением льготных кредитов?

— По краткосрочным кредитам проблем нет: продлили прошлогодние по ставке до 5% на один год. Помогли правительство и департамент аграрной политики Воронежской области. Инвестиционные кредиты, к сожалению, пока не подтверждены, и это большая проблема. Ждем ее скорейшего решения.

— Какой поддержки не хватает компании в нынешних условиях?

— Мы обращались с несколькими инициативами, которые в целом были поддержаны региональными властями, надеемся, что и федеральные пойдут навстречу. Во-первых, нам помогла бы отмена всех ограничений на «перегруз» грузовиков, введенных в позапрошлом году. Речь идет о регламентированной максимальной массе грузовика и нагрузке на ось при транспортировке урожая (зерна или свеклы) с поля на базу, элеватор или завод, т.к. при выгрузке из комбайна или перегрузчика на поле нельзя контролировать вес. Эта мера помогла бы снизить сложившийся дефицит «КАМАЗов», который после введения ограничений мер мы оцениваем в 30 % общей потребности всех перевозок урожая.

Во-вторых, стоит упростить регулирование (получение согласований и организацию сопровождения) перемещения негабаритной широкозахватной сельхозтехники на весь период проведения весенних, осенних полевых и уборочных работ. Значительной части сельхозпредприятий приходится организовывать проезд техники по дорогам федерального, регионального, межмуниципального и местного значения, так как хозяйства географически расположены вдоль автомобильных путей и имеют сельхозугодья по обе стороны дороги.

Сейчас для передвижения такой техники по дорогам нужно специальное разрешение, стоимость которого составляет 1600 руб. за десять поездок. А в период активных полевых работ техника должна совершать до десяти таких поездок в день!

Между тем срок получения разрешения в среднем составляет около десяти дней. В итоге расходуется время и финансы, техника простаивает, иногда из-за этого даже теряется урожай. И перед владельцами техники ставят выбор — действовать в установленном порядке или пойти на нарушение, но сохранить урожай. Велики и коррупционные риски этой проблемы. Нужны изменения в федеральное законодательство.

Кроме того, нужно отложить и доработать с учетом мнения агробизнеса все запланированные к вступлению в силу в 2022 году программы, существенно увеличивающие «бюрократию». Наша компания уже направляла в Министерство сельского хозяйства письма с просьбой отсрочить начало действия трех таких программ.

— О каких программах идет речь?

— Первая из них — изменения в федеральный закон «О безопасном обращении с пестицидами и агрохимикатами». В закон была введена статья, которая обязывает сообщать кадастровый номер земельного участка, где планируется применение пестицидов и агрохимикатов, способ и дозировку их применения, а также дату запланированных работ. Мы считаем, что поставленная перед поправками цель — достижение прослеживаемости от момента ввоза до момента внесения пестицидов и агрохимикатов в почву — не будет достигнута, а лишь создаст дополнительные сложности.

Во-первых, необходимо сообщать именно о планах, а планы эти могут сильно корректироваться — в том числе и прежде всего в зависимости от погоды. Во-вторых, принятая у аграриев единица учета — поле, а не участок с кадастровым номером: на одном участке может быть несколько полей с разными культурами!

Чтобы предоставлять информацию в разрезе земельных участков, нужно существенно увеличивать штат работников, которые будут заниматься только предоставлением этой информации. Поэтому мы предлагаем предоставлять информацию в разрезе районов, а не участков, а также сообщать не о планах, а о фактах внесения пестицидов и агрохимикатов по истечении отчетного периода.

Вторая программа связана с системой прослеживаемости зерна и продуктов его переработки. В закон «О зерне» внесли изменения, которые обязывают производителей, перевозчиков и хранителей зерна отражать сведения о хозяйственной деятельности и оформлять сопроводительные документы на каждую операцию. Но информацию которую нужно вносить требуется слишком много и не реально для обеспечения бесперебойной уборки детально.

Появляются риски ненужной дополнительной нагрузки на бизнес. Есть множество нестыковок. Например, сейчас невозможно прямо в поле формировать партии зерна и осуществлять взвешивание и проверку качества зерна по каждой машине с поля. А поправки предполагают, что такая информация должна заноситься в систему. Считаю, что система формирования партий должна начинаться при отгрузке на реализацию с элеваторов или других мест хранения (складов, рукавов/баз). Поправки не реально нагружают нас не нацеленной на скорость и качество уборки зерна бюрократией и делают практически невозможной продажу зерна с поля и с первичных мест хранения (кроме элеваторов).

Мы просим проводить мониторинг и оформление сопроводительных документов после фактического перемещения зерна, а не до него. Нужно предусмотреть возможность изменять цель использования зерна с кормовой на пищевую и наоборот. Предлагаем и ряд других мер.

Еще одно наше предложение касается Единой федеральной информационной системы земель сельхозназначения. На наш взгляд, вводимые нормы создают риск раскрытия коммерческой тайны. К примеру, в открытом доступе будет публиковаться информация о схеме размещения контуров посевов конкретной компании. У районных администраций нет условий для конфиденциального хранения и обработки такой информации, что создает риски спекуляций на рынке арендных отношений и коррупционных правонарушений.

Кроме того, инструкции предполагают заполнение 19 атрибутов по каждому полю, причем в разрезе кадастровых участков, которые зачастую не совпадают с агрономическими полями, а сейчас эти атрибуты не используются в формах отчетности — система не стыкуется автоматически с нашими системами и справочниками полей в 1С и ГИС — для заполнения требуемой отчетности нужно будет нанимать дополнительных сотрудников. Это в конечном итоге увеличит себестоимость сельхозпродукции.

Вносим и другие предложения — недостатков у новых норм хватает.

https://www.kommersant.ru/doc/5339633

Подробная информация о записи

Дата публикации: 2022-05-05 23:42:49
Источник записи: http://www.ikar.ru/companynews/1278.html
Категория записи: Крупа, Мука, Новости рынка, Русский




Категория: Крупа, Мука, Новости рынка