Отход или ценный продукт?

Как бизнес выполняет требования природоохранного законодательства при использовании навоза и помета

e3f4f197e951f682321099bce03cc3d4

314 млн тонн в физической массе может достигнуть выход навоза в сельскохозяйственных организациях к 2030 году, подсчитал ВНИИ органических удобрений и торфа. Легион-Медиа

Российские животноводы оказались загнаны в правовой тупик в вопросе использования помета и навоза. Минприроды, считая эти продукты жизнедеятельности отходами третьего-четвертого класса опасности с вытекающей обязанностью лицензироваться, позволяет предприятиям не проходить эту дорогостоящую процедуру, если навоз и помет после обеззараживания и обработки используются в качестве органических удобрений. Но по факту агрокомпании все равно вынуждены получать лицензии и платить большие суммы за хранение, переработку, а также возможный вред окружающей среде.

Объем внесения органических удобрений на российские поля с 1990 года сократился почти в шесть раз — до 65-66 млн т, или 1,4-1,5 т/га посевов. По данным ВНИИ органических удобрений и торфа, сейчас их используют менее чем на 10% общих посевных площадей. В среднем же по России необходимо вносить 6-7 т навоза на 1 га посева, или 500 млн т в год (с учетом чистых паров), рекомендуют ученые. Вместе с тем они признают, что на крупных животноводческих предприятиях могут возникать территории с избыточным поступлением биогенных веществ в окружающую среду. Плотность стада на ряде свиноводческих комплексов достигает 16 условных голов на 1 га, птицефабрик — 44 у. г. при экологически безопасном уровне 2 у. г. на 1 га пашни. При этом до 40% выхода органических удобрений в сельхозорганизациях не используется и хранится на прифермских площадках или размещается на «полях утилизации», что может повлечь загрязнение грунтовых и поверхностных вод.

Сложности терминологии

Помет и навоз уже более 15 лет документально признаны отходами третьего и четвертого классов опасности. Согласно постановлению правительства 2000 года, хозяйствующие субъекты должны были предоставлять паспорта отходов в Минприроды и его подведомственные органы, которые на основании этих данных вели Федеральный классификационный каталог отходов (ФККО), рассказывает руководитель отдела животноводства и ветеринарии Национальной мясной ассоциации (НМА) Евгений Лапинский. Уже в 2002 году свежий свиной навоз и птичий помет отнесли к третьему классу опасности. С тех пор каталог неоднократно переутверждался, но в него лишь добавлялись новые виды отходов, а класс опасности ранее включенных в документ позиций не понижался, даже если на то были основания.

И основания были. В частности, приводит пример эксперт, по заданию Минсельхоза в 2006 году ВНИИ ветеринарной санитарии, гигиены и экологии Россельхозакадемии провел научно-исследовательскую работу, в которой на основе различных тестов определялся класс опасности и уровень токсичности свежих и перепревших органических отходов птицеводства и животноводства. Ученые пришли к выводу, что помет и навоз являются малоопасными и нетоксичными отходами, поскольку состоят из компонентов органического происхождения. Кроме того, они обладают способностью к биодеградации, подвергаясь разложению под воздействием микроорганизмов, поэтому процессы компостирования делают помет и навоз практически безвредными для окружающей среды. В связи с этим ученые рекомендовали снизить класс их опасности. Кроме того, помет и навоз являются побочным продуктом жизнедеятельности и сырьем для производства удобрения. «Навоз — это органическое удобрение для растений, а никак не отход, — убежден Лапинский. — Загрязнять окружающую среду с тем же успехом можно любыми производимыми веществами».

1c90976be5d5fdded342fda00dfc99b5

Однако Росприроднадзор (ответственный за ведение ФККО) не прислушался к рекомендациям ученых: помет и свежий свиной навоз по-прежнему относятся к третьему классу опасности. А в соответствии с российским законодательством деятельность по сбору, транспортированию, обработке, утилизации, обезвреживанию, размещению отходов первого-четвертого классов опасности подлежит лицензированию.

В то же время сельхозпредприятия не являются специализированными организациями по обращению с отходами, в связи с чем не должны попадать под требование лицензировать свою деятельность. В 2016 году Минприроды даже согласилось с этими доводами и в своем разъяснении фактически разрешило компаниям, которые перерабатывают помет и навоз в удобрение, не проходить процедуру лицензирования. Птицеводческие и животноводческие предприятия вздохнули было с облегчением, но на деле это еще больше усугубило ситуацию. Правоприменительная практика в настоящее время показывает, что, несмотря на разъяснения ведомства, у контрольно-надзорных органов в регионах есть разночтения. Например, признание помета и навоза сырьем для удобрения или самим удобрением не исключают их из списка отходов, и, следовательно, на местах сельхозпредприятия все равно должны получать лицензию, обращает внимание заместитель гендиректора Национального союза свиноводов (НСС) Владимир Курленко. По его словам, помет и навоз одновременно считаются и отходом, и сырьем для продукта (удобрения), и самим продуктом, и агрохимикатом. А поскольку в отношении каждой категории действуют свои стандарты, требования и правила, соблюсти их все сразу, не нарушив при этом ни одного, практически не представляется возможным, утверждает эксперт.

Вносить свежие помет и навоз в почву нельзя. Согласно санитарным правилам, они должны пройти процедуру обезвреживания. Но этот процесс, согласно закону «Об отходах», является лицензируемым видом деятельности. Процедура обезвреживания зачастую предусматривает технологию компостирования (складирования), которое занимает 12 месяцев. И в этом случае предприятия должны вносить плату за негативное воздействие на окружающую среду. При этом приказ Минприроды относит лагуны (специально оборудованное место, где происходит органическое обезвреживание помета и навоза) к местам размещения/захоронения отходов, что требует проведения федеральной государственной экологической экспертизы. Ее непрохождение является препятствием для получения лицензии по обращению с отходами. Более того, агропредприятиям запрещено размещать лагуны, помето-, навозохранилища на землях сельхозназначения, для этого должны использоваться земли промышленного назначения. «Это как если бы у вас квартира была в одном месте, а туалет — в противоположном конце города», — горько шутит Владимир Курленко.

На многих крупных предприятиях проблемы с навозом во многом научились обходить. «Экологи компаний занимаются юридической эквилибристикой, создают технические условия по производству удобрений из экскрементов. В технологической карте нигде у них не фигурируют термины „отход“ и „навоз“. Они регистрируют конечный продукт как агрохимикат и производят его, но это все равно затратно», — рассказывает Лапинский. Так, для производства агрохимиката его нужно зарегистрировать в Минсельхозе. Земли по производству и хранению агрохимиката необходимо переводить в разряд промышленных, также нужно выполнять множество требований по обороту этих продуктов. «Если крупные предприятия могут такое себе позволить — держать штат экологов и нести дополнительные расходы, то фермеры, владельцы ЛПХ и небольших предприятий, конечно же, нет», — подчеркивает эксперт.

Последствия для бизнеса

Регистрация и использование агрохимиката из навоза и помета — дорогостоящий процесс. Сама регистрация стоит 1,7 млн руб., говорит Лапинский. Плюс в случае заявления об отходах потребуется лицензия Минприроды, получение которой обойдется от 200 тыс. руб. Хранение отхода-навоза в период его обеззараживания стоит еще примерно 130 млн руб. в год для свинокомплекса на 100 тыс. свиней в год. «Исходя из этой весьма запутанной, обременительной и зарегулированной ситуации, большинство предприятий не обезвреживают навоз в соответствии с рекомендациями о его выдержке в течение 12-24 месяцев, — признает эксперт. — Это может стать причиной распространения инфекционных заболеваний». Использование иных методов обеззараживания большого объема навоза экономически нецелесообразно.

Многие крупные птицеводческие и животноводческие компании отказались комментировать «Агроинвестору» тему сложных взаимоотношений природоохранных органов и сельхозбизнеса. Как пояснил представитель одного из агрохолдингов, сейчас даже самое передовое, построенное с нуля инновационное предприятие не в силах выполнить все экологические требования, ничего не нарушив. «Создается ощущение, что с помощью этих норм, которые зачастую противоречат друг другу, власти просто пытаются найти рычаги воздействия на те компании, которые до этого были чисты перед надзорными ведомствами по всем возможным позициям», — считает собеседник.

66f96cd8730b7f73c7127fb37c22a46e

Те же, кто ответил на вопросы «Агроинвестора», оказались законопослушны и лицензированы. Но при этом они не стали отрицать наличие проблем в данной сфере. Птицефабрике «Синявинская» переработка помета в удобрения (вместе с получением разрешительной документации) обходится в 350-400 руб./т, или порядка 100 млн руб. в год, рассказывает гендиректор компании Артур Холдоенко. По словам топ-менеджера, проблемы с дальнейшим использованием помета (будь то переработка или продажа) есть у всех птицеводческих предприятий страны. Но многое зависит от того, как региональные власти и надзорные органы трактуют тот или иной документ, касающийся этого вопроса. «Синявинской» в этом плане повезло: в Кировском районе Ленинградской области с пониманием относятся к бизнесу, утверждает он. Хотя, по мнению Холдоенко, в законодательстве, регулирующем эти вопросы, масса нестыковок и абсурдных моментов. Например, если компания использует помет в качестве удобрений на своих полях, то есть в замкнутом цикле, для нее действует один закон, а если она компостирует помет и просто продает его фермеру — уже совершенно другой, с совершенно другими требованиями и разрешительной документацией.

«Продо Птицефабрика Калужская» (входит в холдинг «Продо») имеет лицензию на утилизацию отходов птицеводства, рассказывает директор предприятия Оксана Лукинюк. «Мы имеем хранилище, где складируется помет, и там же производится удобрение, которое мы вывозим на поля производителям зерновых», — поясняет она.

Животноводческие и птицеводческие площадки одного из крупнейших производителей мяса «Мираторга», по сути, производят два вида продукта: мясо и ценные органические удобрения, комментирует представитель компании. Удобрения производятся в результате переработки 100% полученного навоза, который используется для улучшения плодородия почвы. Все предприятия агрохолдинга лицензируются в соответствии с законодательством. «Конечно, лицензии — это дополнительные денежные, а главное, временные затраты, — признает он. — Но как производитель мы сами заинтересованы в экологической безопасности наших комплексов и не экономим на этом: у нас самые современные очистные сооружения и передовые технологии».

«Минприроды при соблюдении ряда условий разрешило после обезвреживания и обеззараживания использовать навоз в качестве удобрения или продавать его и при этом не проходить процедуру лицензирования по обращению с отходами, — обращает внимание гендиректор агрофирмы «Дороничи» (Кировская область) Константин Гозман. — И мы эти условия выполнили». Так, предприятие внесло в устав изменения, позволяющие относить навоз, образующийся на комплексах, к продукции. Были разработаны технические условия на удобрения на основе навоза, технологический регламент производства органических удобрений. А при отражении в бухгалтерском учете операции с навозом отражаются как операции с продукцией (побочный продукт животноводства).

Лицензия на обращение с отходами из всех предприятий холдинга «ЭкоНива» есть только у «ЭкоНиваАгро», делится руководитель отдела охраны окружающей среды «ЭкоНива-АПК Холдинг» Дмитрий Грицких. Прибрели ее в 2017 году. Точные затраты на лицензирование топ-менеджер назвать затруднился, но, по его словам, лицензия может обойтись от 1 млн руб. и больше. «В остальных обособленных подразделениях холдинга лицензии нет, потому что мы не используем отход, а используем ВМР (вторичный материальный ресурс), то есть навоз для производства удобрения и дальнейшего его внесения в поля», — поясняет он.

Грицких указывает также на несколько противоречий в существующем законодательстве относительно использования навоза. Так, закон о лицензировании относится к тем юрлицам, кто по своему основному виду деятельности в ОКВЭД имеет обращение с отходами. Тогда как у «ЭкоНивы», как известно, главным направлением является разведение КРС, а не отходы с получением от этого прибыли. «По такой логике, лицензия нам не требуется», — считает он. Во-вторых, в том же законе указано, что отходами называются вещества и предметы, которые удаляются. Однако в случае с навозом вещества, именуемые «навоз КРС» и «навоз КРС перепревший», остаются в замкнутом цикле вспомогательных производств, поддерживающих основной вид деятельности. То есть они не удаляются, а используются. Есть и еще одно противоречие: согласно закону «О техническом регулировании», юридические лица в производственных процессах могут вовлекать в оборот остатки сырья и материалов. Таким образом, если предприятие понимает, что какой-либо побочный продукт своей деятельности может использовать для собственной выгоды, то оно обязано разработать и утвердить Технологический регламент основного производства и Технологический регламент вспомогательного производства. Последний в случае с «ЭкоНивой» — это Технологический регламент производства биоорганического удобрения на основе навоза КРС. «Разработав ТУ, мы можем смело использовать побочный продукт как сырье. Но возвращаемся к ФККО и видим, что на законодательном уровне навоз остается отходом на всех стадиях его возникновения и обработки», — резюмирует Грицких.

Вредно или полезно

С формальной точки зрения все, что образуется при производстве товаров или услуг, относится к категории отходов, и в этом случае навоз или помет, который получается при производстве мяса, молока и т. д., — безусловно, отходы. С другой стороны, навоз и помет — это полезные отходы, которые используются в качестве удобрений, рассказывает Светлана Селивановская из Института экологии и природопользования Казанского федерального университета. Полезными, впрочем, они становятся после определенного процесса обеззараживания, чаще всего сводящегося к компостированию помета и навоза — фактически отлеживанию в течение длительного периода времени. За это время благодаря аэробному процессу разложения твердых отходов в органической массе повышается содержание азота, фосфора, калия и других веществ, необходимых растениям, обезвреживаются патогенная микрофлора и яйца гельминтов, уменьшается количество целлюлозы, гемицеллюлозы и пектиновых веществ.

В то же время свежие навозы и пометы содержат семена сорных растений, и если вносить их сразу, происходит засорение почвы, обращает внимание эксперт. Кроме того, свежий навоз и куриный помет «сжигают» растения за счет содержания в них так называемых фитотоксикантов. В навозах и пометах есть и патогенные организмы, которые вызывают заболевания агрокультур. В этом случае, если их бесконтрольно выбрасывать в большом количестве, например в овраги, они представляют опасность для окружающей среды, обращает внимание Селивановская.

Вносить свежий навоз в почву нельзя по двум основным причинам: агрономический период внесения ограничен (он очень короткий перед посевом, более продолжительный после уборки и отсутствует в зимний период в большинстве регионов), в свежем навозе возможно превышение допустимых бактериологических и гельминтологических показателей, добавляет Константин Самсонов из «Биокомплекс-инжиниринг». Обезвреживание навоза по нормативам должно осуществляться в специальных хранилищах. Кроме того, в нативном навозе большинство питательных веществ находится в неусвояемом растениями виде. Нужен период для обезвреживания, и во время этого довольно продолжительного процесса в атмосферу (а иногда и в почву) может поступать много вредных веществ и парниковых газов, образующихся при разложении. И именно поэтому Росприроднадзор отнес помет и навоз к опасным отходам, поясняет он.

Способы переработки

Навоз можно использовать разными способами, но самый передовой — тот, который не приводит к высоким издержкам, считает Лапинский. По его словам, в странах Европы и Америки с развитым животноводством навоз, не содержащий патогенов, может вноситься на поля сразу без всякой обработки. Содержащий патогены — чаще всего обеззараживают экономически оправданными методами. Например, путем длительной выдержки до двух лет в навозохранилищах, где патогенные организмы погибают естественным образом. Жидкую фракцию вносят на поверхность земли, где патогены погибают под действием солнечной радиации и кислорода. Многие используют различные технологические приемы для переработки навоза в более ценные удобрения, иногда навоз сушат и сжигают, иногда делают из него подстилку, добывают горючий газ. «Методик обработки и переработки огромное количество, но в наиболее конкурентоспособных производствах во всем мире используются или наименее затратные, или дорогостоящие, но субсидируемые государством методы», — утверждает эксперт.

Все способы переработки органических отходов можно поделить на две группы: биологические и термические. К биологическим относятся аэробный и анаэробный методы, рассказывает руководитель Института экологии и природопользования Казанского федерального университета Светлана Селивановская. Первый (аэробный — с участием воздуха) предполагает процесс компостирования — когда исходное органическое вещество превращается в гумусоподобное. В компосте уже нет патогенных организмов и фитотоксичных составляющих. Его можно использовать в качестве удобрения. Но в этом способе переработки есть один существенный недостаток: даже в промышленных условиях этот процесс занимает много времени (от 6 до 12 месяцев) и требует больших площадей, отмечает эксперт.

9cb80bb661035fecdaf015e0dc2eb522

Второй вариант биологической переработки — анаэробное (без участия воздуха) сбраживание. Суть его в том, что в бескислородных условиях микроорганизмы трансформируют органическое вещество, превращая его в так называемый дигестат и биогаз. Дигестат также желательно компостировать, прежде чем использовать в качестве удобрения. «И это тоже долгий, а также капризный и дорогостоящий процесс», — говорит Селивановская.

В последнее время же сельхозпроизводители все чаще идут по пути термической обработки навозов, пометов, знает эксперт. Первый способ — это сушка, в процессе которой с химической точки зрения с навозом и пометом ничего не происходит, из них просто удаляют влагу, гранулируют и т. д. Второй метод — это пиролиз, высокотемпературная обработка, в ходе которой изменяется содержание органического вещества. «Растениям нужен азот, калий, фосфор. Эти элементы в полученной массе остаются. А патогенная микрофлора гибнет и не „возвращается“, что возможно при сушке компоста», — акцентирует внимание Селивановская.?

Птицефабрика «Синявинская» уже около года отдает на глубокую переработку партнерской компании, которая расположила свое оборудование на территории птицефабрики, порядка 30% производимого помета. Его перерабатывают с помощью пиролиза в гранулы удобрений и тепло, рассказывает Артур Холдоенко. Полученная энергия обходится дешевле, чем газ. Другие 70% птицефабрика после процедуры компостирования и дополнительной обработки специальными ферментными микробиологическими препаратами (для ускорения компостирования) продает в качестве удобрения фермерам. Однако в дальнейшем компания планирует отправлять на глубокую переработку весь объем производимого помета.

Биогазовый завод «Лучки» белгородской компании «АльтЭнерго» еще в 2012 году вышел на проектную мощность (2,4 МВт). Предприятие работает на отходах третьего и четвертого классов и имеет на это соответствующую лицензию, говорит гендиректор Белгородского института альтернативной энергетики Владимир Бредихин. На данный момент «Лучки» осваивает более 90 тыс. т сырья в год (помимо свиных навозных стоков, это отходы содержания, убоя птиц, свиней и растениеводства), получая 9,5 млн м? биогаза в год с содержанием метана около 65%, из которого, в свою очередь, получают тепловую и электрическую энергию (в среднем в сеть ежегодно отпускается около 25 млн кВтч).

«Сырьевые субстраты после анаэробной переработки на нашей станции на протяжении 60 суток представляют собой жидкие, готовые к использованию органические удобрения (эффлюент), которые уже не имеют запаха и не выделяют в атмосферу метан, — утверждает Бредихин. — Они готовы к использованию примерно как компост». В процессе микробиологической переработки происходит распад сложных органических соединений, в результате чего азот, фосфор, кальций и магний легче усваиваются растениями.

Но в основном животноводческие предприятия идут по более простому пути. Так, свиной навоз с площадок свинокомплексов «Дороничей» поступает в канализационные насосные станции (КНС), затем на сепаратор, где происходит разделение жидкой и сухой фракций. Сухая ежедневно вывозится тракторами с телегами на площадки временного хранения навоза, имеющие водонепроницаемое покрытие, освещение и ограждение. Там продукт выдерживается в течение года, а затем, после проведения агрохимических и санитарно-микробиологических исследований, применяется в качестве органического удобрения. Жидкая фракция после сепаратора ежедневно перекачивается по навозопроводам в лагуны, где также остается в течение 12 месяцев и затем внутрипочвенно вносится на поля.

В ноябре 2018 года компания решила возвести новую систему навозоудаления за 150 млн руб. Проектом предусмотрено строительство первых в Кировской области закрытых лагун для хранения жидкой фракции. По словам Константина Гозмана, их преимущество перед открытыми в том, что аммиак, сероводород и метан с помощью специальных отводящих труб собираются в отдельный герметичный резервуар, и тем самым попадание загрязняющих веществ в атмосферу практически исключается. Кроме того, система будет способна перерабатывать сухую фракцию навоза в подстилочный материал для крупного рогатого скота и вторичного использования на производстве.

На свинокомплексах «Мираторга» стоки с площадок поступают в специальные инженерные сооружения, которые полностью изолируют навоз от почвы и грунтовых вод, рассказывает представитель компании. В результате естественного процесса ферментации отходы становятся натуральным органическим удобрением. Навоз, полученный от КРС, также используется для получения удобрений. Продукт изготавливается методом аэробной переработки. На специально подготовленных площадках формируется бурт, где при помощи спецтехники навоз компостируется. По сходной технологии перерабатывается помет с птицефабрики холдинга. После проведения лабораторных исследований и подтверждения отсутствия патогенной микрофлоры удобрения вносятся на поля компании.

Холдинг «ЭкоНива» в сутки производит порядка 4,5 тыс. т навоза, который помещается в лагуны. По словам заместителя гендиректора по производству «ЭкоНива-АПК Холдинг» Рамона Шенка, сейчас в компании активно идет процесс оборудования комплексов сепараторами для отделения твердой и жидкой фракций навоза. «Сепарация происходит круглосуточно. Твердая фракция идет затем на подстилку для животных, жидкая — на удобрение, которое вносится преимущественно внутрипочвенно через шланговую систему, а не поверхностно. Таким образом выращиваемые нами агрокультуры получают необходимое питание и сберегается экология», — поясняет Шенк. Поскольку весь навоз полностью используется таким образом, иных вариантов его переработки компания не рассматривает, добавляет он.

Новый метод обработки

Светлана Селивановская, Руководитель Института экологии и природопользования Казанского федерального университета:

Наш университет сейчас реализует большой проект по переработке помета стоимостью 250 млн руб. Финансируют его государство в рамках федеральной целевой программы и татарстанский холдинг «Агросила». Мы отрабатываем технологию пиролиза куриного помета, для того чтобы найти оптимальную температуру, при которой он будет обеззараживаться и в то же время сохранять свои удобрительные свойства. В этом году проект должен завершиться.

Прошлым летом мы опробовали пироуголь в поле — на ячмене и пшенице. Получили обнадеживающие результаты. Так, в результате опыта выяснилось, что на ячмене пироуголь дает прибавку урожайности в 60%. Если средний сбор с гектара данной агрокультуры, выращенной без всяких удобрений, составляет в Татарстане 16 ц, с минеральными удобрениями — 21 ц, то с пироуглем — 26 ц. В отличие от помета и навоза, пироуголь не пахнет, хорошо хранится, и класс его опасности снижается. В данный момент специалисты института изучают возможности получения одновременно оптимального качества пироугля и максимально горючего пиролизного топлива. До сих пор пиролиз применялся в основном для сжигания, например, шин и других отходов, чтобы получить в первую очередь газ.

Приравнять к биологическим отходам

Все опрошенные участники рынка уверены: решить проблему разночтений и противоречий законодательства в отношении помета и навоза может исключение их из списка отходов. «Не так давно было предложено поступить с навозом так же, как ранее поступили с биологическими отходами, создав для них отдельное регулирование, — теперь на них не распространяется действие закона о лицензировании, их нет в ФККО, сбор, утилизация и уничтожение регулируются ветеринарным законодательством, лицензия не нужна, — перечисляет Евгений Лапинский. — Предложение рассмотрели и поддержали в своих обращениях несколько отраслевых союзов, которые в октябре прошлого года были направлены в адрес зампреду правительства Алексею Гордееву». В своем письме (есть в распоряжении «Агроинвестора») организации (НМА, НСС и Росптицесоюз) просят привести природоохранное, экологическое, санитарно-эпидемиологическое и сельскохозяйственное законодательство к единому знаменателю в части помета и навоза. В частности, выделить их в особую группу «органические отходы — побочный продукт жизнедеятельности сельхозживотных (птицы)». Кроме того, представители отраслевых союзов просят отнести обезвреживание помета и навоза к сельскохозяйственной деятельности и тем самым избавить птицеводов и животноводов от необходимости переводить сельхозземлю под помето- или навозохранилищами в категорию земель промышленного назначения. Также органические удобрения, по мнению экспертов, следует исключить из понятия «агрохимикаты». Более того, они просят рассмотреть возможность разработки механизмов и мер господдержки переработки и утилизации отходов животноводства.

bade6f4c3fdfbbfa6731b37f8ddafcad

Идею отраслевых экспертов полностью поддерживают в «Мираторге». «Вместе с отраслевыми сообществами мы выступаем за исключение навоза из списка опасных отходов, — говорит представитель холдинга. — Сейчас законодатель фактически поставил знак равенства между навозом и, например, автомаслами и покрышками. Мы же считаем, что относиться к таким отходам следует как к ценному побочному продукту животноводства». Дмитрий Грицких тоже уверен, что закон о лицензировании надо доработать, чтобы «разорвать тонкую грань между понятиями „отход“ и „сырье“».

Между тем директор по развитию компании «Биокомплекс-инжиниринг» Константин Самсонов отмечает: на современных комплексах количество навоза возросло в несколько раз по сравнению со старыми небольшими фермами. Это обусловлено большим количеством скота и птицы, сосредоточенных в одном месте, и высоким содержанием влаги в навозе, что предусмотрено современными технологиями производства животноводческой продукции. Накопление в одном месте значительных объемов навоза, помета является главной экологической проблемой для прилегающих территорий, считает он. «Конечно, можно отнести их к сырью для производства органических удобрений (по аналогии с химическими удобрениями). Однако требования к переработке и утилизации должны остаться. И они должны быть обязательными к исполнению», — категоричен топ-менеджер. Кроме того, должны быть разработаны не только меры по наказаниям за неисполнение, но и меры по субсидированию (стимулированию) за внедрение современных технологий, вплоть до поощрений за внесение (как было когда-то ранее). По мнению Самсонова, отнесение помета и навоза к опасным отходам хотя бы стимулирует руководителей хозяйств к поиску и частичному внедрению современных технологий по переработке навоза. Если требования Росприроднадзора отменить без замены на обязательные документы, регламентирующие работу по хранению и переработке органического сырья в удобрения, есть вероятность, что сельхозпредприятия перестанут заниматься этим вопросом для экономии средств, опасается он.

Татьяна Карабут 01.03.2019 https://agroinvestor.ru/technologies/article/31305-otkhod-ili-tsennyy-produkt/

Подробная информация о записи

Дата публикации: 2021-07-23 17:42:38
Источник записи: http://www.ikar.ru/articles/334.html
Категория записи: Крупа, Мука, Новости рынка, Русский




Категория: Крупа, Мука, Новости рынка

Чечевица
Зеленая и красная чечевица. Принимаем заявки на урожай чечевицы 2021 года