Переменные зернового экспорта. Несмотря на непредсказуемые условия работы, на внешние рынки отправлено более 40 млн т зерна

Сезон 2021/22 сложился для участников зернового рынка довольно необычно. Началась спецоперация России на Украине, за ней последовали многочисленные санкции, начались проблемы с логистикой и расчетами. Экспортные цены активно росли, а вместе с ними и пошлина на вывоз. В мире прогнозируется дальнейшее увеличение спроса на зерновые культуры, а в нашей стране — высокий урожай. Это лишь часть факторов, под влиянием которых развивался рынок

03262afd085131ecc44e38c04e765057

Shutterstock

Согласно предварительной оценке Минсельхоза, экспорт зерна из России в сезоне 2021/22 может превысить 37 млн т. Ожидания аналитиков более оптимистичные: Российский зерновой союз (РЗС) прогнозирует, что вывоз перевалит за 42,5 млн т, Институт конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) оценивает объем поставок всех зерновых в 41,3-41,5 млн т, включая 32,3-32,5 млн т пшеницы (без учета муки). Прогноз аналитического центра «Русагротранса» на 1 июня составлял 32,5 млн т пшеницы (с учетом стран ЕАЭС и без муки), а аналитического центра «СовЭкон» в мае — 34,1 млн т. Оценка Иностранной сельскохозяйственной службы Минсельхоза США — 33 млн т пшеницы, что позволит России в очередной раз подтвердить звание крупнейшего мирового экспортера данной главной зерновой культуры. Однако по сравнению с прошлогодними показателями падение объемов внешних продаж как зерна в целом, так и пшеницы в частности все-таки будет заметным: в 2020/21-м за рубеж было отправлено 50,3 млн т и 38 млн т соответственно.

Несмотря на сокращение поставок, завершившийся сезон для большинства аграриев сложился удачно, комментирует гендиректор ИКАР Дмитрий Рылько. По его данным, сельхозпроизводители получили рекордную, хоть и рублевую, маржу. А вот для экспортеров сельхозгод действительно был крайне нервным. «Маржа то уходила ниже ватерлинии, то на короткое время резко увеличивалась, но потом вновь падала до нуля, — рассказывает эксперт. — Все те параметры сделок, которые раньше принимались за условную константу, превратились в непредсказуемо переменные, поэтому в целом для экспортеров сезон 2021/22 оказался сложным. Неслучайно их ряды сократились».

Неплохие итоги

Из интересных событий ушедшего сельхозгода Рылько выделяет рекордные объемы пшеницы в Иран и Казахстан. Также случился «прорыв» на рынок Саудовской Аравии и Алжира. Ожидается и рекордный экспорт гороха — около 1,4 млн т. Аналогичная история с чечевицей и, возможно, мукой. «Но с последней нужно еще немного подождать. Вероятно, предыдущий рекорд, который был в сезоне 2010/11, не будет побит», — уточнял эксперт в начале июня.

Урожай зерна в 2021 году снизился (до 121,4 млн т со 133,5 млн т в 2020-м), соответственно, уменьшился и экспорт, поясняет вице-президент РЗС Александр Корбут. Впрочем, до тех пор пока не началась специальная военная операция на Украине, вывоз шел в нормальном режиме. «У рынка были опасения, что после масштабных экономических санкций, по сути — объявления блокады России, вывоз провалится глубоко и надолго, но наши экспортеры показали, что умеют действовать эффективно и динамично. И даже в условиях жестких ограничений и задержек с расчетами они сработали вполне достойно», — признает эксперт. Нужно также помнить и о том, что с 15 февраля 2022 года в стране начала действовать квота на экспорт зерновых культур (была введена по 30 июня). Соответственно, больших показателей вывоза по определению быть не могло, считает Корбут. Однако, Россия, скорее всего, снова будет первой в мире по экспорту пшеницы, полагает он.

Руководитель направления «Растениеводство» «Центра Агроаналитики» Рудольф Булавин называет итоги сезона 2021/22 неплохими как для аграриев, так и для экспортеров. По его словам, выручка от продажи зерна и теми, и другими увеличилась по причине роста цен, даже если в отдельных случаях было снижение реализации в натуральном выражении. Но затраты на производство зерна и логистические услуги тоже выросли, напоминает он.

Оценка эксперта по объемам продаж зерна за рубеж в сезоне 2021/22 превышает 37 млн т, в том числе пшеницы — 30,6 млн т, ячменя — 3,5 млн т (6,3 млн т в 2020/21-м), кукурузы — 3,2 млн т (4,2 млн т). Это будет хороший результат с учетом текущей мировой ситуации, делает вывод Булавин. «Основной объем продукции традиционно вывозится в первой половине сезона. Исключение составляет кукуруза, для которой зерновой год длится с сентября по август, — напоминает он. — А у нас с февраля по июнь включительно была введена квота на экспорт всего зерна в размере 11 млн т, на пшеницу — в 8 млн т». Кроме того, с 15 марта до 30 июня правительство России ввело временный запрет на вывоз зерновых в страны ЕАЭС. Отчасти эти факторы (ограничения поставок основных зерновых), а также хороший валовой сбор и благоприятная мировая конъюнктура способствовали увеличению отгрузок зернобобовых — до 1,63 млн т (1,23 млн т в 2020/21-м), добавляет Булавин.

Сами участники рынка говорят, что ситуация в сезоне 2021/22 складывалась для бизнеса не очень хорошо. Так, «СИНКО Трейд» (Поволжье) отправила за рубеж всего 6 тыс. т гороха и примерно по 10 тыс. т нута и масличного льна, сообщает менеджер трейдинговой компании Норайр Мнацаканян. «Все это было еще осенью, до санкций, усугубления логистических проблем и введения экспортных пошлин на лен, — говорит он. — Пшеницы, ячменя и кукурузы за границу, в отличие от предыдущих сезонов, не было продано ни тонны».

Гендиректор агрофирмы «Прогресс» (Краснодарский край) Александр Неженец затрудняется в полной мере оценить ушедший сельхозгод, так как зерно компания продала еще в прошлом году, с июля по декабрь, и потому напрямую не столкнулась с появившимися во второй половине сезона рисками. Руководитель надеется, что вопросы, которые сейчас являются проблемными: страховка, прием в портах, фрахт кораблей и другие, решатся. «Понимаю одно — быстро зерно нового урожая в текущем году продавать не будем, — акцентирует внимание руководитель. — Во-первых, это связано с курсом рубля, мы ожидаем, что он ослабнет чуть позже, к августу, во-вторых, к этому времени увидим, как будут складываться дела в целом».

9eafeef01059843aaebcc61e4eb94c96

Продавцы и покупатели

По итогам сезона в пятерке лидеров среди экспортеров останутся все те же ТД «Риф», «Деметра-Холдинг», «Астон», «Витерра Рус», «Объединенная зерновая компания» («ОЗК»), считает Александр Корбут. По его оценке, с 1 июля 2021 года и по состоянию на 1 июня 2022-го топ-3 крупнейших продавцов российского зерна отгрузили за рубеж 13,8 млн т, что составляет более трети от всего объема отправленного на внешние рынки. На долю «Рифа» в общем вывозе пришлось около 16,4%, на «Деметра-Холдинг» — 9,6%, «Астон» — 7,3%. «Я думаю, все лидеры отгрузок в последний месяц сезона еще увеличат объемы», — акцентировал внимание эксперт в начале июня. По мнению Дмитрия Рылько, «Витерра Рус» может потеснить с третьего места в рейтинге крупнейших экспортеров «Астон» по итогам 12 месяцев 2021/22 сельхозгода.

Российское зерно отгружается во все точки мира — от Центральной Америки до Юго-Восточной Азии, напоминает Булавин. Основные потоки вывоза, по его словам, достаточно стабильны — Ближний Восток, страны Персидского залива, Северной Африки, Южной Азии. В списке основных импортеров остались Турция, Иран, Египет, Саудовская Аравия, Казахстан. Многократно вырос экспорт пшеницы в Саудовскую Аравию, но в то же время поставки в эту страну ячменя резко упали — до 433 тыс. т за 11 месяцев 2021/22-го (минус 84% от уровня прошлого сезона), хотя в предыдущем сезоне государство было главным покупателем этой зерновой культуры в России. «Заметно увеличился вывоз пшеницы в Иран — до 5,6 млн т (в 4,3 раза, оценка на основе информации о портовых отгрузках) — на фоне падения объема урожая в этой стране», — отмечает эксперт. Также кратно вырос экспорт данной позиции в Казахстан — по данным ФТС, до 1,29 млн т (в 2,3 раза) — по причине заметного ценового преимущества российской пшеницы, а также на фоне снижения собственного валового сбора, говорит Булавин.

Важной новостью 2021/22 сельхозгода стало то, что Россия приняла участие и добилась победы в тендере в Алжире, что создает предпосылки для усиления позиций на этом емком и важном рынке, добавляет Корбут. Интересным моментом второй половины сезона стало то, что, несмотря на санкционный период, Россия поставляет зерно, например, в Италию. Общий объем отгрузок за весь сельхозгод в эту страну составит более 350 тыс. т.

Неожиданно вышел на второе место среди импортеров российского зерна Иран, вполне возможно, что к концу сезона он закупит почти 8 млн т, отставая всего на 0,5 млн т от Турции, не исключал эксперт в начале июня. «Иран стал для нас очень значимым и емким рынком, и, учитывая, что у страны есть план по наращиванию экспорта из-за климатических проблем, это не предел, — верит Корбут. — То же самое и с Саудовской Аравией, где мы можем серьезно усилить наши позиции».

Квота не выбрана из-за рукотворных барьеров

По оценке аналитического центра «Русагротранса», объем вывоза пшеницы с 15 февраля по 30 июня будет на уровне 6,7 млн т, в то время как квота составляет 8 млн т. Недовывоз порядка 1,3 млн т связан с тем, что некоторые компании в принципе или значительно не использовали свои доли по ряду причин, поясняли аналитики. Прочих зерновых (ячмень, кукуруза, рожь) в рамках квоты будет вывезено порядка 2,3 млн т (77% от квоты в 3 млн т). Таким образом, в целом она будет выбрана на 82% — 9 млн т из 11 млн т, подсчитал «Русагротранс».

Россия не сможет освоить квоту на экспорт зерна в этом сезоне из-за «рукотворных барьеров», говорил в начале июня председатель правления Союза экспортеров зерна Эдуард Зернин. На тот момент было не выбрано больше 20% запланированного объема, в первую очередь это доли малых и средних компаний. Главным барьером Зернин назвал обеспеченность морскими судами. «Есть отдельные юрисдикции, популярные в мореплавании, которые попросту запрещают судам под их флагом заходить на территорию российских портов, даже при том, что есть четкая команда под загрузку зерна», — пояснял глава Союза, отмечая, что это существенно ограничивает возможности стран получать российское зерно, в котором они нуждаются.

Что с ценами

Экспортные цены в сезоне 2021/22 находились под мировым давлением и росли практически без остановки. В целом, по словам Александра Корбута, ситуация была «достаточно нервная»: начинался сельхозгод с цен на уровне $260-270/т, а закончился — в районе $400-425/т. «Говорить про маржу экспортеров в текущем сезоне сложно, но, учитывая темпы и объемы поставок, у них было все относительно хорошо, — утверждает эксперт. — Могло бы быть и лучше, но за счет того, что начиная с марта компании вынуждены продавать зерно с дисконтом в $40-50/т, весь дополнительный доход теряется».

По мнению Минсельхоза, рентабельность сельхозпроизводителей тоже была достаточно высокой, продолжает Корбут. Сам он с такой оценкой министерства не вполне согласен. «Рентабельность считается по бухгалтерскому отчету, средняя по отрасли, кроме того, тут не учитывается скорость оборота капитала, — объясняет он. — В отчетах производителей тоже нельзя быть слишком уверенным: налога на прибыль нет, и это хорошо, но, значит, отсутствует и четкий контроль».

Цены на зерно должны формироваться с учетом роста себестоимости, продолжает эксперт. Но пшеница четвертого класса в мае прошлого года стоила порядка 15 тыс. руб./т, а в этом же месяце в 2022-м — 16 тыс. руб./т. «Получается, что все ресурсы подорожали, а зерно нет. Подобные факторы убивают стимулы к производству», — подчеркивает Корбут.

748a76658c4698577d2a89b246b5a930

Не стоит забывать и об экспортной пошлине, которая привела к тому, что цены стали складываться исходя не из экспортного паритета, а из экспортного паритета за минусом пошлины. «По факту их держали на искусственном, более низком уровне, — считает эксперт. — Такое решение дает льготу для животноводов и мукомолов, но увеличение цен на продовольствие данная мера все равно не остановила, максимум — замедлились темпы роста». Такая схема перекрестного субсидирования снижает инвестиционные возможности зерновых компаний, их интерес к производству и одновременно стимулы к работе над повышением своей конкурентоспособности.

Средние за сезон экспортные цены на пшеницу и ячмень выросли на 33-40% (в долларах) по сравнению с уровнем предыдущего сельхозгода, уточняет Булавин. Затраты на производство зерна и логистические услуги тоже заметно увеличились. «Конечно, часть маржи осталась в стране за счет экспортных пошлин, — подтверждает он. — В целом же по рынку рентабельность вряд ли оказалась ниже прошлогодней». В сложившейся конъюнктуре рынка при высоких внешних ценах и спросе, а также курсовой волатильности механизм пошлин дал положительный эффект для внутренних потребителей, отмечает эксперт. В том числе за счет пошлины государство пытается нивелировать недополученные доходы сельхозпроизводителей дополнительной финансовой поддержкой. Однако адаптация к пошлине продолжается, добавляет он.

Рынок адаптировался к введению пошлины до той степени, до какой это было возможно, комментирует Дмитрий Рылько. «В первой половине сезона нам повезло — наши пошлины на пшеницу и ячмень “соревновались” с мировыми ценами, поэтому значимую часть этих постоянно растущих пошлин вместо отечественных аграриев заплатили потребители российского зерна», — полагает эксперт. Во второй половине сельхозгода ситуация поменялась: мировые цены пошли вниз, и основное бремя пошлин легло на агропроизводителей.

Сельхозкомпании в основном категорически против пошлины, обращает внимание Александр Неженец. Он называет ее введение ошибкой, которая значительно снижает эффективность работы и не позволяет делать серьезные инвестиции в обновление. Что касается цен, то, по словам руководителя, в начале сезона 2021/22 они «были нормальные». Первые продажи пшеницы шли по 17,1 тыс. руб./т. В конце января — начале февраля стоимость главной зерновой культуры в Краснодарском крае поднялась до 21 тыс. руб./т, а в начале июня опустилась до 14,8 тыс. руб./т, сообщал Неженец тогда. «Это крайне низкая цена, особенно в связи с тем, что затраты у нас увеличились на 25%», — сетовал он.

На фоне всех рыночных изменений может случиться смена приоритетов от ставки на развитие экспорта к внутреннему рынку, предупреждает Корбут. «Тенденция к этому изменению уже есть, однако, если доходы населения будут повышаться, а цены станут как минимум стабильными, этого может и не произойти», — говорит он.

9be4c0e29da33d1ffab44c2b25be3ff2

Каким будет новый сезон

Прогнозы на урожай-2022 сейчас — самая острая тема. РЗС прогнозирует производство всего зерна на уровне 127-129 млн т, в том числе 85 млн т пшеницы. По мнению Александра Корбута, это очень хороший показатель. «Но, откровенно говоря, это результат инерционности отрасли и тех вложений аграриев, которые они сделали из доходов, полученных до введения пошлины», — дополняет он.

Валовой сбор, как всегда, в первую очередь будет зависеть от погоды. Этой весной неплохие осадки прошли по Поволжью, Южному Уралу, что благоприятно скажется на результатах работы сектора в данных регионах. По состоянию на начало июня, вероятно, отступила и сибирская засуха, перечисляет положительные моменты эксперт РЗС. Однако, что будет ближе к осени, когда сбор урожая будет идти на большей части страны, пока сказать трудно. Есть и определенные риски, которые возникают неожиданно, напоминает Корбут. Например, в отдельных регионах Юга и Черноземья введено вполне естественное ограничение на использование сельскохозяйственной авиации, что также заставляет аграриев вносить изменения в привычные технологии. «Как это повлияет на производство, мы пока не знаем, но эти обработки полей очень нужны и важны, и, если какие-то хозяйства не смогут их оперативно провести другими способами, нас может ожидать снижение как урожайности, так и качества зерна», — не исключает эксперт.

«Центр Агроаналитики» оценивает валовой сбор зерновых культур в объеме 130 млн т. Пшеницы может быть намолочено до 87 млн т пшеницы, что заметно превысит уровень прошлого года (76 млн т) и может оказаться выше рекордного показателя 2017-го (86 млн т), отмечает Рудольф Булавин. Залогом высокого производства должно стать увеличение площадей озимой пшеницы, хорошее состояние этих посевов и ожидание роста урожайности.

По оценке ИКАР, валовой сбор зерна в этом году будет в пределах 131-136 млн т, из которых 85-90 млн т составит пшеница. При таком урожае потенциал экспорта в сезоне 2022/23 составляет 50-54 млн т в целом, в том числе 38-43 млн т пшеницы. Прогноз РЗС — около 50 млн т всех зерновых и 40-41 млн т пшеницы. «Вопрос только в том, сколько из этого объема рынок сможет использовать с учетом и внешней, и внутренней ситуации», — подчеркивает Александр Корбут. «СовЭкон» в начале июня увеличил оценку экспорта пшеницы из России в наступившем сельхозгоду до 42,3 млн т. Прежние ожидания в отношении поставок за рубеж были меньше на 1,3 млн т. Вывоз всех зерновых, зернобобовых и продуктов их переработки может достигнуть 54,5 млн т.

Стартовая цена пшеницы в сезоне 2022/23 будет в районе $380-395/т, оценивал в начале июня Корбут. Если не произойдут какие-то радикальные события, акцентирует внимание он. «И хотя начнем мы с хороших цен, они не будут транслироваться в высокие доходы зернопроизводителей, пошлина вытащит из их кармана эти деньги, соответственно, вновь поубавятся стимулы к производству», — предупреждает эксперт.

Булавин полагает, что цены на пшеницу и ячмень в начале нового сельхозгода будут выше прошлогодних показателей на 12-15%. Однако в первые недели сезона также можно ожидать и кратковременно сезонного снижения стоимости зерна на фоне увеличения предложения. «При этом продолжительность периода сокращения цен и уровень снижения, по-видимому, будут (если вообще будут) небольшими», — считает эксперт.

Определенной новацией сезона 2022/23 станет сочетание заявленного государством намерения выйти на рынок с закупочными интервенциями (а при необходимости — и с товарными) с действующей плавающей пошлиной и квотированием экспорта зерна, обращает внимание Булавин. В интервенционный фонд может быть закуплено около 1,1 млн т пшеницы.

3b2eeed9b530dbb1120186261a54aeda

Многое на рынке будет определяться соотношением предложения зерна в России и странах-конкурентах, а также объемами и географией дефицита в странах-импортерах, считает эксперт. По этой причине для бизнеса будут важны стабильность или хотя бы предсказуемость курса рубля и восстановление нормального режима проведения платежей, усложнившегося из-за санкций. «Политика всегда играла важную роль на глобальном рынке, а в реалиях 2022 года ее значение резко возросло, — отмечал он в начале июня. — Снятие или ужесточение тех или иных ограничений на экспорт, существующих сейчас в ряде ключевых стран, может заметно повлиять на динамику мировых цен. Плюс никто не отменял традиционный для зернового рынка фактор агрометеорологических условий, пока он играет на повышение цен, но ситуация может измениться».

Важное значение будут иметь санкции в части доступа к импортным ресурсам, добавляет Александр Корбут. Причем и по объемам, и по стоимости. Эксперт допускает, что где-то будет возможен параллельный импорт, однако вопрос «по какой цене» остается открытым. Что касается курса доллара, то оптимальным для экспорта уровнем будет показатель в 70 руб./$1. Большое значение, конечно, имеет и уровень господдержки зернового сектора, но отрасль практически ничего не получает, утверждает эксперт. «Производителям пообещали выделить в этом году еще 10 млрд руб., однако за счет разрушения экспортного паритета у них вылетело из кармана 300-350 млрд руб.! — уверяет он. — Поэтому наступивший сельхозгод не будет для аграриев простым: накопленный до введения пошлин “жирок” проеден, а источников дохода, адекватных увеличению в разы цен на ресурсы, нет».

Сезон 2022/23 ничего хорошего не сулит, пессимистичен Мнацаканян. «Экспортные пошлины (которые вряд ли отменят) в сочетании с удаленностью «СИНКО Трейд» от морей и отсутствием сейчас у Поволжья льготных тарифов на железнодорожные и речные перевозки делают цены в портах неконкурентоспособными», — признает он. Сейчас компания ориентируется на внутренний рынок и пытается избавиться от остатков прошлогоднего урожая, которые все еще довольно велики: на элеваторах холдинга на начало июня оставалось около 40 тыс. т высокопротеиновой пшеницы, столько же подсолнечника и около 6-7 тыс. т масличного льна. Новый урожай в группе обещает быть неплохим. «Убрать-то мы уберем, сложить — сложим, но вот куда все это потом девать, пока неясно», — заключает Мнацаканян.

https://agroinvestor.ru/analytics/article/38395-peremennye-zernovogo-eksporta-nesmotrya-na-nepredskazuemye-usloviya-raboty-na-vneshnie-rynki-otpravl

Подробная информация о записи

Дата публикации: 2022-07-05 17:43:27
Источник записи: http://www.ikar.ru/press/7641.html
Категория записи: Крупа, Мука, Новости рынка, Русский




Категория: Крупа, Мука, Новости рынка