Почему квота на вывоз семян подсолнечника плохо сказалась на ценах на масло в Казахстане – эксперт

​В декабре 2021 года Минсельхоз утвердил квоты на вывоз из Казахстана семян и масла из подсолнечника. О том, как это сказалось на рынке, стоимости масла и производителях в интервью inbusiness.kz рассказал директор исследовательского бюро «Зерновые и Масличные. Казахстан» Виктор Асланов.

— Прошло 8 месяцев с введения квот, сегодня можно уже говорить о том, как это сказалось на рынке. Какие результаты мы видим?

— В первую очередь, я хочу отметить, что у нас строят социализм с элементами рынка. В одних вопросах у нас капитализм, в других применяется социалистический подход. Например, цены на авиабилеты, бензин, электроэнергию и другие — правительство решило предоставлять эти услуги населению по удешевленной стоимости, но при этом вся остальная цепочка развивается по рыночным законам. А там правила достаточно простые: много товара — дешевле цена, мало товара — дороже. В этой связи возникают противоречия внутри самих процессов, производство хлеба – это процесс, состоящий из многих элементов, производство масла также процесс, состоящий из множества элементов, какие-то из этих процессов, как я уже сказал, рыночные, а какие-то зарегулированы, чтобы конечный продукт поставлять населению ниже, чем при рыночных условиях.

Что конкретно произошло в Казахстане с подсолнечным маслом? В конце прошлого года цены на семечки подсолнечника росли. Это напугало правительство, они решили, если сырье дорожает, то и подсолнечное масло будет дорогое. В этой связи было принято решение ограничить экспорт семечки, чтобы производители не вывезли все сырье из страны. Чтобы внутри страны избежать дефицита, ограничили экспорт семечки.  Когда рынок увидел упорство правительства в этом вопросе, рынок был, конечно, против, он выступает за свободную торговлю. Тем более были весомые доводы в пользу любых ограничений: в прошлом году у нас был большой урожай подсолнечника, то есть, его хватило бы и на экспорт, на самом деле мы не так много этого сырья экспортируем, и не так уж и много стран готовы у нас взять.  Даже при свободном рынке хватило бы всем: и на внутреннее производство масла для наших заводов и на экспорт. При этом стоит иметь в виду, что у нас есть и импорт семечки, и импорт подсолнечного масла. Это целая система, которая хорошо работала, но правительство вбило туда клин, естественно, система начала сбоить и стала работать неправильно.

— Как к этому отнеслись сами экспортеры подсолнечника?

— Экспортеры решили так, если ограничиваем экспорт семечки, то ограничиваем и экспорт масла. Произошло именно так. В итоге по квоте мы экспортировали очень малый объем семечки и масла ни шатко ни валко. Не учтен был тот момент, что по многим культурам над рынком довлеет российский фактор. Россия производит ту же самую линейку продовольствия и сырье для этого продовольствия, и производит в десятки раз больше, чем мы. Особенно это касается подсолнечника. Россия экспортирует к нам подсолнечное масло не только в бутылках, но и цистернами. Сырое масло здесь дорабатывают, бутилируют и поставляют на полки. Плюс у России казахстанский рынок далеко не в приоритете. Но в этом году, в условиях нашего квотирования, они захватили и наш рынок, и наши традиционные рынки сбыта.  У нас работает квотирование экспорта, при этом осталось много сырья. Маслозаводам надо работать, они покупают это сырье. Поскольку Россия продвинулась на наш рынок, то наши остались не у дел, в том числе и по маслу: семена мы вывести не можем, а масло неконкурентно, потому что на наших рынках: Узбекистан, Китай, куда мы обычно вывозим, там уже все затоварено Россией. Получилась такая история.

— А что касается цен внутри страны. Потребители не увидели снижения цен на масло, более того, они увеличились. Почему это произошло?

— Мы в начале года оказались затоварены маслом собственного производства, к 1 января этого года был рекордный объем остатков готовой продукции на складах производителей. Был зафиксирован 2-месячный объем остатков. Здесь стоить иметь ввиду, что масло было произведено из сырья по тем осенним ценам, когда цены на него были высокие. Потом сырье начало дешеветь по объективным причинам, не потому что были квоты, был хороший урожай. Сырье дешевело, но производитель не может отпустить цены на масло, потому что это масло было из сырья по тем старым ценам. Получился коллапс.

Теперь самое главное, когда внешние рынки закрыты, производители «отыгрываются» на внутреннем рынке. Им надо возвращать вложенные средства, прибыль, на которую они рассчитывали, поэтому они повышают цены на внутреннем рынке. Это закон рынка любой страны. На протяжении года обсуждался вопрос об отмене квот, но, к сожалению, они так и остались. Правительство почему-то считает, что квота – это панацея, как только их введут — цены пойдут вниз. Но это не так. Этот год был очень показательным: мы сделали все возможные ошибки, какие можно было совершить при регулировании рынка.  Сырье снижалось в цене, но цены на масло не снижались. Весь год они были стабильные. Можно сказать, что это достижение, но это не достижение. Цены должны были идти вниз, если бы не было квотирования.

Подробная информация о записи

Дата публикации: 2022-08-17 15:00:44
Источник записи: https://www.zol.ru/n/36da9
Категория записи: Масличные, Новости рынка, Русский




Категория: Масличные, Новости рынка