С хорошим настроением! О возрождении технической конопли

Максим Уваров пришел в сельское хозяйство случайно, прочитав книгу о коноплеводстве в СССР, и в настоящее время работает над самым масштабным проектом в стране по возделыванию и переработке конопли. Его компания «Смарт Хемп» (Smart Hemp)
экспериментирует с десятками сортов технической конопли, сотрудничает со множеством текстильных, пищевых и целлюлозно-бумажных предприятий, а торговый бренд
«Дом конопли» стал первым в России шоу-румом товаров из этой культуры.

b07e3d514d774cc02003e6326f1ed029

С хорошим настроением!

Ценнейшая агрокультура

Конопля – одна из самых перспективных и высокодоходных культур в современном агропроизводстве. Так, по
оценкам специалистов Ассоциации производителей русской пеньки, выручка на гектар при ее выращивании составляет от 200 до 300 тыс. руб. В связи с этим в большинстве стран отмечена устойчивая тенденция к увеличению
промышленных посевов технической конопли с параллельным созданием мощностей по ее первичной и глубокой переработке. Рост производства технической конопли
в мире ежегодно колеблется в пределах 20%.

Сфера применения продуктов из конопли поражает
своим разнообразием – фармакология, текстильная, пищевая, строительная, целлюлозно-бумажная, оборонная,
автомобильная, авиационная, мебельная и другие виды
промышленности.

Одним из самых развитых рынков применения конопли сейчас называют продовольственный. Конопляный белок имеет уникальный аминокислотный профиль,
подходит для производства функционального и диетического питания. Семена растения содержат единственный в своем роде набор биологически активных веществ
и способны стать полноценной альтернативой животному белку. Глобальный тренд на здоровое питание, в том
числе увеличение количества людей, снижающих потребление мяса, еще больше подогревает спрос. Из конопли делают масло, муку, клетчатку, макароны, сладости
и многое другое.

– Содержание белка в очищенных от шелухи семенах растения выше, чем в рыбе, мясе и морепродуктах, – утверждает учредитель и гендиректор компании
«Смарт Хемп» Максим Уваров. – Конопля превосходит
соевый белок по питательной ценности и усвояемости,
а также является сырьем для производства легкоусвояемого протеина.

Не менее активно развивается текстильное направление. Коноплю рассматривают среди лучших заменителей
хлопка и синтетических материалов.

Ткани из конопли обладают уникальными свойствами:
они гигроскопичны, антибактериальны, антисептичны, износостойки, гипоаллергенны, долговечны и не накапливают статического электричества. Одежда из конопли в разы
прочнее хлопка, не рвется и не протирается. Летом в ней
прохладно, а зимой – тепло, она нейтрализует запах пота
и способна задерживать солнечное излучение. Конопля составляет отличную конкуренцию льну – меньше сминается,
более износостойка, лучше впитывает влагу.

Конопляные ткани могут производиться как тонкими – для постельного белья или одежды, так и грубыми –
для использования в качестве укрывного материала (брезент). Не зря паруса для кораблей раньше изготавливали
из конопли – этот материал проявляет удивительную
стойкость к влиянию морской моды. Нетканые полотна
из конопли активно используются в сфере строительства
и автопрома во всем мире.

– Практически все крупные мировые бренды уже запустили коллекции с тканями из конопли, – продолжает
Максим Уваров. – И, кстати, первые джинсы Levi Strauss
сшил из конопляной парусины. Одежда из конопли впитывает в три раза больше влаги, чем льняная, притом что
по сбору с гектара конопля значительно превышает урожайность льна.

Более того, антигрибковые и септические свойства
конопли взяли на вооружение такие мировые бренды, как
Nike и Adidas: нога в спортивной обуви из конопли не потеет. Да и китайская армия перешла на конопляные стельки.

6bc56168805cfdf57037d9cab985c8e1

Прочитав книгу о коноплеводстве в СССР 1954 года, Максим Уваров, имевший до этого опыт только в развитии фармкомпаний и клиник, буквально загорелся идеей развития и реабилитации конопляной промышленности России.

Прекрасное будущее у конопляного сырья и в целлюлозно-бумажной промышленности: на основе целлюлозы, получаемой из конопли, производят картон, пищевую
бумагу, биоразлагаемый пластик, композитные материалы. С точки зрения экологии это поистине находка: упаковочные изделия из конопли – это безопасная альтернатива пластику, а 1 га конопли может заменить 4 га леса.
Притом что на восстановление леса нужны десятки лет,
а конопля – ежегодно возобновляемая культура.

В настоящее время техническую коноплю возделывают или используют в промышленности более 40 стран,
и посевная площадь конопли в мире составляет порядка
300–400 тыс. га. А в тройку мировых лидеров по результатам 2019 года вошли Китай – 70 тыс. га, США – 59 тыс. га
и Канада – 37 тыс. га.

Незаслуженно табуированная

Россия в свое время также была мировым лидером по производству конопли – ее выращивали для получения волокна и масла.

Волокно шло на изготовление парусов, такелажа, обуви, ниток,
масло – для косметики, красок и в пищу. И промышленные посевы технической конопли в первой половине ХХ столетия достигали в отдельные годы почти 1 млн га. Так, например, в 1935 году
в СССР было произведено около 45 тыс. т волокна конопли
и почти 6,5 тыс. т масла. Именно эти продукты
составляли основные статьи экспорта и валютных доходов государства.
До второй половины ХХ века конопля была одной из
самых высокодоходных культур: занимая около
10% площадей, она давала до 50% прибыли
всего растениеводства на предприятиях.

Однако с семидесятых годов эта ценнейшая агрокультура оказалась под запретом из-за борьбы с наркотиками. В 1961 году в ООН техническую коноплю приравняли к марихуане и запретили весь cannabis, а дальше Хрущев ратифицировал эту конвенцию, и Совмин СССР запретил на территории
страны культивирование конопли. Так, в стране практически полностью уничтожены были не только посевы, но научные разработки и технические мощности конопляной промышленности.

В настоящее время, по данным Росстата, посевы технической конопли не превышают 15 тыс. га, доля России на мировом рынке
технической конопли по площадям и объемам переработки едва дотягивает до 5%.

Возрождение этой незаслуженно табуированной культуры началось с выведения сортов конопли, практически не содержащих тетрогидроканнабиннола (ТГК) – наркотического
вещества, из-за которого она и впала в немилость. И постепенно интерес к промышленным
посевам технической конопли в России стал
возрастать.

Помимо этого конопля нашла свое применение в косметической продукции: конопляное масло превосходит
аналоги по показателю закрытия пор (уровень комедогенности нулевой), обладает противовоспалительным
и смягчающим эффектами.

А на основе конопляной костры производят строительные плиты, уплотнители, утеплители, гранулы для дорожного строительства, плиты для изготовления мебели.

Волокно используется для создания тепло- и звукоизоляционных изделий, утеплителей, наполнителей. Издревле
применяется в такелажном и парусном оснащении судов.

Во всех странах мира растет интерес к производству
различных безнаркотических каннабиноидов из растений
конопли. Препараты на их основе широко применяются
для обезболивания при раке и других тяжелых заболеваниях, снятия спазмов и даже облегчения тяжелых форм
эпилепсии. Получение экстрактов безнаркотических каннабиноидов является одним из самых высокоприбыльных секторов в экономике конопляного бизнеса.

de510a2d657432e66a18de27a5a57186

Конопля – замечательный предшественник: после нее урожайность зерновых повышается на 10–15%.

Волшебная книга

Первые весомые проекты появились в 2014 году,
и к 2017 году крупных игроков на конопляном рынке
можно было пересчитать по пальцам одной руки. Именно
тогда Максиму Уварову попалась на глаза книга о коноплеводстве в СССР 1954 года про открывшийся на ВДНХ
павильон «Лен, конопля и другие лубяные культуры». Никогда не занимавшийся сельским хозяйством, имевший
опыт только в развитии фармкомпаний и клиник, топменеджер буквально загорелся идеей развития и реабилитации конопляной промышленности России.

Послужной список Максима Уварова действительно
никакого отношения к сельскому хозяйству не имеет: в прошлом руководитель созданных им в США и России фармкомпаний Atlantic Essential Products, Inc. и «Нутрифарм»,
исполнительный директор комплекса стратегии и развития
АФК «Система» (отвечал за создание крупнейшей частной
сети клиник в стране «Медси»), глава дочерней компании
АФК «Система» – «Биннофарм» (под его руководством был
создан крупнейший в стране биофармацевтический комплекс по международным стандартам, на котором начали делать вакцину «Спутник V»), руководитель проекта «Здравоохранение» в Фонде «Сколково» и т.д.

Однако после прочтения книги Уваров, не откладывая
в долгий ящик, посетил крупную конференцию производителей конопли в Кельне. После чего, окончательно
укрепившись в своих намерениях, в том же году создал
с партнером компанию «Нижегородские волокна конопли» и арендовал 1500 га земли, которые засеял коноплей
нескольких сортов. И это было непросто.

Дефицит семян

– Мы искали семена по всей стране и собирали буквально по крупицам, так как на наши объемы приобрести все
в одном месте было просто нереально, – вспоминает
Максим Уваров.

В итоге для нижегородских земель закупили около
70 т семян разных сортов и гибридов и начали экспериментировать. Создали испытательный полигон для отработки технологий, подбирали удобрения, нормы и время
высева, оптимальную обработку и т.д.

– Движение коноплеводов сдерживают не только
понятные опасения постоянных проверок и усиленного контроля, – рассказывает Максим Уваров. – Процесс
идет медленно, потому что устарели перерабатывающие
мощности, не хватает техники для уборки, есть огромный
дефицит семенного материала.

Из конопли можно делать тысячи разных конечных
продуктов. Команде Уварова предстояло на собственном
опыте понять, что будет хорошо возделываться именно
на данных землях, в рамках данных климатических условий, и выбрать стратегию подбора семян, посева, уборки
и всех операций технологической цепочки.

– Маржинальнось конечного продукта из конопли
напрямую зависит от климата, – уверен Максим Уваров. – Так, в регионах, расположенных на уровне Москвы
и севернее (Ивановская, Ярославская, Нижегородская области и т.д.), урожайность семян составляет 2–5 ц/га, но
себестоимость их переработки практически такая же, и на
этой широте выгоднее заниматься волокном. В Поволжье
(Мордовия, Пензенская область и др.) урожайность семян выше 5 ц/га, и можно смело работать и с волокном,
и с семенами. В более южных регионах (Курская, Брянская области и др.), где вегетационный период позволяет
собрать свыше 10 ц/га семян, рентабельность выращивания конопли на семена очевидно выше. Однако там высока конкуренция за землю среди других сельхозкультур.

В «Смарт Хемпе» выбрали стратегию «на волокно».

Из Франции и нефтегазовой отрасли

Пионерами (хоть и возрождая прежнее) быть трудно: дефицит наблюдается практически во всем – от семян до
производственных мощностей. И поиск специалистовагрономов в этом отношении не стал исключением. Профессионалов такого профиля в России Уваров не нашел.

И решил искать главного агронома во Франции – это единственная страна в Европе, где не было запрета на
коноплю. А соответственно, сохранились технологии по
выращиванию и переработке этой культуры.

cce7b125cc932076a87e81e5bb58b0e5

Максим Уваров: «Наш опыт показал, что самая лучшая машина для прессования конопли – Kuhn SB 1290 OF, ее основная «фишка» – усиленный поршень, производящий до 50 ходов в минуту в сочетании с маховиком высокой инерции и направляющим аппаратом, который позволяет на 10% увеличить плотность прессования».

Франсуа Десанлис имел опыт работы с коноплей. Он
уже вырастил детей, вышел на пенсию и согласился переехать в Россию.

– Десанлис сразу же стал местной достопримечательностью и продолжает работать со мной в команде по сей
день, уже после того, как мы стали развиваться в других
областях, – комментирует Максим Уваров.

К набору полевой команды в «Смарт Хемпе» вообще
подход очень необычный. Так, главного инженера, по
словам Уварова, они завербовали в нефтегазовой промышленности.
– Зимой они бурят, а все что не зима – для них «несезон», – уверяет Максим Уваров. – Соответственно, пиковые сезонные сельхозработы отлично ложатся в график
такой вахтовой бригады, предоставляя людям возможность заработка круглогодично. Под крылом нашего
главного инженера работает несколько сотен человек.
И огромное преимущество такой команды – возможность
собраться в любом регионе.

Практически весь персонал для компании в «Смарт Хемпе», по словам Уварова, ищут через «Инстаграм», а с поисками агрономов нам помогает РГАУ – МСХА им. К.А. Тимирязева, с которой заключен договор на стажировку студентов.
В настоящий момент основной костяк компании
в Ивановской области составляет порядка 20 человек.

На ивановских землях

После Нижегородской области Максим Уваров запустил
проекты по культивации и переработке конопли в других
областях, сконцентрировавшись на волокне и целлюлозе.
Крупнейший реализуемый сейчас проект по коноплеводству у «Смарт Хемп» (и во всей стране) находится в Ивановской области.

– На данный момент мы работаем в основном с семенами «Агрофирмы «Южная», но продолжаем экспериментировать с десятком других сортов, – говорит Максим
Уваров. – Анализируем качество волокна, подбираем
удобные сроки вегетации, стараясь максимально продлить сезон уборки.

Сейчас «Смарт Хемп» активно вводит в оборот залежные земли (1000–1800 га/год) и на нововведенных площадях получает 4,5–5 т/га. Тогда как на основных угодьях
урожайность в среднем около 8–9 ц/га, и в ближайшее
время ее хотят «разогнать» до 10 т тресты с 1 гектара.

– В настоящее время мы работаем с посевами конопли в нескольких областях, – признается директор «Смарт
Хемп». – В основном это северные регионы. Например,
еще один наш проект развивается в Ярославской области.

По словам Уварова, предшественниками в севообороте конопли могут быть различные культуры, в том числе
ее урожайность не сильно падает даже при монообороте
(конопля по конопле). В компании практикуют сотрудничество с местными фермерами, которые выращивают на
площадях после конопли зерновые и кормовые культуры.

– Конопля – замечательный предшественник: после
нее урожайность зерновых повышается на 10–15%, –
замечает Максим Уваров. – Поэтому такое партнерство
обоюдовыгодно.

Почвообработка под коноплю, если это не залежь,
заключается в чизелевании, сев производится обычными
зерновыми сеялками, способными работать с мелкосемянными культурами (глубина посева 2 см). Как признаются
в компании, опыт работы с широкозахватными машинами
у них оказался неудачным: 12-метровые агрегаты не выдерживали глубину посева по краям, что стало причиной
неравномерности посевов. На сегодняшний день хорошие
результаты показывают зерновые пневматические сеялки
Amazone Citan 9000, V?derstad Rapid и др.

dbe892ee38733ccab2ae0eb6c3702a44

Перспективным направлением для использования конопли считается текстильная промышленность. Коноплю рассматривают среди лучших заменителей хлопка и синтетических материалов.

Что касается удобрений, то в «Смарт Хемп» утверждают, что требования к ним достаточно примитивны: достаточное количество калия, фосфора и азота, причем
хватает самых простых препаратов. А с точки зрения обработок растение радует не меньше: в компании вообще
не опрыскивают посевы ни от вредителей, ни от сорняков, так как не видят в этом необходимости.

Сеять легко – убирать сложно

– Самое сложное – это уборка, – констатирует Максим
Уваров. – Именно от того, какой продукт ты хочешь производить, полностью зависит парк уборочной техники.

И если для уборки на семена можно обойтись зерновыми
комбайнами, то на волокно такие машины принципиально не подходят. Помимо того что конопля – очень высокое растение (2–2,5 м высотой), оно обладает крепкой
и высокоабразивной структурой, что выдвигает ряд необходимых условий к уборочному комбайну.

Европейской техники для подобных задач не хватает, и есть проблемы с комплектацией готовых машин,
а российской самоходной до недавнего времени просто
не было. В ситуации, когда прежние технические мощности для конопли в России были утрачены, а новые еще не
успели создать, компании «Смарт Хемп» пришлось выступить в роли заказчика и испытателя. Так, с 2018 года
совместно с заводом Ростсельмаш команда Максима
Уварова занималась разработкой первого в России,
а возможно, и в Европе, специализированного комбайна
для уборки конопли на волокно: DON 680M.

В 2020 году в ивановское подразделение компании
пришли две новые уже серийно выпущенные машины
DON 680M с четырехметровыми специализированными
жатками. Кроме того, «Смарт Хемп» в прошлом сезоне
начала испытания у себя на полях новейшей разработки
Ростсельмаш – RSM F 2450 Hemp с 6-метровой жаткой.

Hemp – фактически отдельная машина семейства RSM F
2000, которая ориентирована исключительно на уборку
технической конопли на волокно в зеленцовой стадии.
В этом году «Ростсельмаш» продолжил испытывать свою
разработку в Пензенской и Нижегородской областях.

a2a3eef252302bf6d5428f97f49adcbe

В 2020 году в ивановское подразделение «Смарт Хемп» пришли две новые уже серийно выпущенные машины DON 680M с четырехметровыми специализированными жатками.

Как объясняет Максим Уваров, период уборки на волокно также различается в зависимости от конечного
продукта: если цель – получить конопляную тресту на
текстиль, то убирать растения нужно в фазе цветения, так как именно в этот период из культуры можно получить
более тонкую нить. Если же уборочная стартует в момент
созревания семян, то стебель жестче, и волокно получится более грубым. Из такого сырья будут изготавливать
брезент, мешковину и другие нетканые материалы.

Кстати, если убрать только семена, а стебли в поле
оставить до весны, то после схождения снега такое сырье
заготавливают для переработки на строительные материалы, в том числе для производства канатов.

Какую коноплю можно выращивать в России?

По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), конопля не
оказывает наркотического воздействия, если содержание ТГК в соцветиях
не более 1%. А к использованию на территории России допущены только
те сорта, которые включены в Государственный реестр селекционных достижений. На данный момент это 31 сорт технической конопли. Культивирование сортов, внесенных в Госреестр, осуществляется без лицензии.

– В России пока нет аналогов импортных комбайнов
для уборки конопли на семена и волокно одновременно, –
сожалеет Максим Уваров. – А приобретать иностранный
комбайн стоимостью свыше 400 тыс. евро при нашей
урожайности нерентабельно. Что касается работы на волокно, то техникой, разработанной компанией Ростсельмаш, мы очень довольны. Так, например, DON 680M, на
наш взгляд, имеет очень хорошее соотношение «цена –
качество». Производительность машины составляет не
менее 20 га/смена, а стоимость – около 12 млн руб.

Биологическая мацерация

Уборка конопли происходит в валок, который после ворошения остается в поле на несколько дней. В средней
полосе и на севере это важно для прохождения процесса
мацерации прямо в поле.

Иным словами, процесс выпадения росы из-за перепадов дневных и вечерних температур, ярко выраженный
в умеренном климате, позволяет размягчить структуру
стеблей, чему способствует активная работа бактерий.

– После подсыхания валка до влажности сена (18%)
такое сырье можно паковать с уверенностью, что его
дальнейшая обработка (отделение костры от волокна)
будет проходить успешно, – объясняет Максим Уваров. –
Нижегородская, Ярославская, Ивановская и другие регионы очень хороши в этом плане для наших задач. Тут
много ветра и росы, поэтому биологический процесс мацерации проходит отлично. Тогда как в южных регионах
перепады температур в период уборки еще минимальны.

А потом на поле выходит пресс-подборщик. Особенность конопли еще и в том, что ее жесткие абразивные
стебли плохо сжимаются, и для эффективной упаковки
такого сырья требуется максимально возможное усилие.

– Наш опыт показал, что самая лучшая машина для
прессования конопли – Kuhn SB 1290 OF, основная «фишка» этой модели – усиленный поршень, производящий до
50 ходов в минуту в сочетании с маховиком высокой инерции и направляющим аппаратом, который позволяет на 10%
увеличить плотность прессования. А наличие датчиков натяжения нитей, массы и влажности упрощает управление
и обеспечивает безостановочную работу в течение всей смены, – рассказывает Максим Уваров. – Также хочется отметить надежность механизмов подбора, вязки узлов и защиту
от перегрузок без применения срезных болтов, на замену
которых тратится много времени на моделях конкурентов.

a10aa91e60095c00cbc42f1481fc1888

Одним из самых развитых рынков применения конопли сейчас называют продовольственный. Из нее делают масло, муку, клетчатку, макароны, сладости и многое другое.

А дальше?

А дальше начинается, собственно, процесс первичной обработки сырья: выделения волокна и костры из конопляной
тресты (делается на мощностях пенькозаводов). Самый высокомаржинальный продукт такого процесса – котонин. Это
волокно, по характеристикам похожее на хлопок, в котором
костры меньше 1%. Качество волокна тем выше, чем тщательнее происходит очищение волокна от костры. Например, 10% содержания костры – волокно идет на строительные нужды, 5% – для производства нетканых материалов,
до 1% – на текстиль. Но замкнутого полного цикла переработки на территории России уже не существует.

– Нет, пенькозаводы остались, но рентабельность
переработки всех компонентов конопляного сырья серьезно нарушена, – замечает топ-менеджер «Смарт
Хемп». – Проблема в том, что помимо, собственно, волокна остается огромное количество костры (до 50%).

Раньше сателлитным производством таких «чесальных»
фабрик (пенькозаводов) являлись потребители костры:
строительные предприятия, изготавливающие мебельные плиты или растительный бетон (арболит).

Как объясняет Максим Уваров, в настоящий момент
в России те, кто пытается заниматься волокном не в кустарных масштабах, вынуждены сами «пристраивать»
костру. Например, продавать ее в качестве подстилки для
животных или мульчи для растений. Но извлекать из этого хоть какую-то рентабельность можно, только имея завод-потребитель в радиусе не более 100 км. Иначе возить
костру будет невыгодно.

– Наше производство арболита также «завяло», при
этом в Европе сейчас на пике славы инновационный материал хемпкрит – по сути, тот же арболит, – комментирует Уваров. – А компания «ИКЕА» специально строит завод
в Бельгии для производства мебели на основе конопляной костры.

Наблюдения за такой разрозненной картиной окончательно убедили главу «Смарт Хемп» в необходимости создании собственного производства – завода первичной
переработки конопли на волокно полного цикла.

Своя переработка

– Уже в следующем году мы запускаем собственный полностью автоматизированный завод в Ивановской области,
мощность которого порядка 40 тыс. т конопляной тресты
в год, и наша задача сейчас – нарастить производство конопли до 5000 га, – говорит Максим Уваров. – И это мы
сможем сделать уже через год. Аналогичные типовые проекты запускаются компанией и в других регионах.

Ключевой продукт – котонин – Уваров планирует поставлять как сырье для производства нитей. Древесную
же часть в «Смарт Хемп» хотят пустить на целлюлозу для
производства картона и пищевой бумаги.

Объем инвестиций в каждый типовой проект составляет около 2,5 млрд руб. Основатель компании уточняет,
что в будущем фирма хочет наладить производство еще
в 11 российских регионах.

Изначально производимую продукцию Уваров планировал отправлять на экспорт. Так, всерьез обсуждались планы работы с Министерством обороны Китая, где видят коноплю перспективнейшим
материалом для изготовления одежды и обуви для военных. Пандемия наложила свои
коррективы, однако, по словам главы «Смарт
Хемп», китайские заказчики по-прежнему
ждут сырья и также заинтересованы в скорейшем пуске завода.

– С нашим Министерством обороны мы
тоже ведем переговоры и делаем для них
эксперименты, – уверяет основатель компании. – Хотя от экспортных планов в дальнейшем не отказываемся.

В 2018 году компания в Нижегородской
области получила льготный заем от Фонда
развития промышленности при Минпромторге РФ. По словам Максима Уварова, отечественным коноплеводам сейчас предоставляется целый ряд преференций, в их
числе – льготные кредиты, погектарные
субсидии, несвязанная поддержка, лизинг
сельскохозяйственной техники, возмещение
до 25% прямых понесенных затрат на строительство и модернизацию пенькоперерабатывающих предприятий с оборудованием.

– При господдержке коноплеводство становится действительно высокорентабельным
сектором и перспективным направлением
для представителей аграрного бизнеса России, – констатирует Максим Уваров. – Ивановская область считается центром текстиля,
и благодаря новому губернатору здесь созданы отличные логистические и инфраструктурные условия для решения в том числе
наших задач. С областью у нас подписано
инвестиционное соглашение, а пенькозавод
мы открываем в свободной экономической
зоне, получаем субсидии на каждый гектар,
каждый килограмм тресты, на авансы по лизингу. У нас уже более 8 тыс. га земли рядом
с полученной по льготной ставке площадью
под стройку.

«…размером с большую
печать…»

Более того, в коноплю вкладываются известные российские медийные личности.
Так, в этом году одним из совладельцев
«Смарт Хемпа стал эпатажный российский
рок–музыкант, певец и общественный деятель Сергей Шнуров. В его пакете – 5% акций компании.

Чтобы обеспечить сырьем завод на
первое время, большая часть заготовленной
с поля конопли сейчас складируется. Однако в компании активно ищут рынки сбыта и экспериментируют с продукцией.
В настоящее время у «Смарт Хемп» в Москве есть первый в стране шоу-рум с кафе
и магазином «Дом конопли», в котором
Уваров реализует как свою продукцию, так
и других коноплеводов: питание, косметику, текстиль, одежду, товары для животных
и многое другое. Цель проекта – возродить
производство и выращивание конопли, познакомить людей с многогранностью применения данной культуры, рассказать о ее
пользе и преимуществах.

У «Дома конопли» много коллабораций,
например, производство конопляного постельного белья совместно с итальянской
компанией Stellini в Ивановской области.

– Мы работаем со многими отечественными фабриками и зарубежными производителями, – сообщает глава «Смарт Хемп». –
Так, переработку своего волокна на одежду
мы заказываем во Франции и Италии, а для
производства постельного белья и матрасов
наладили сотрудничество с ивановскими,
ярославскими, владимирскими, вологодскими и костромскими фабриками.

Вся переработка в компании сейчас разбросана по разным регионам и предприятиям
на аутсорсинге. Как объясняет Максим Уваров, в настоящее время идет отработка технических карт и деклараций на дальнейшее
промышленное производство. После запуска
своего завода большинство процессов будет
сконцентрировано в одном месте – в Ивановской области в ТОСЭР/ТОР «Южа».

– Пандемия в этом отношении нам сыграла на руку, – улыбается Уваров. – Цена
на хлопок выросла на 50%, и некоторые текстильные фабрики оказались в вынужденном простое. Мы воспользовались этим, чтобы зайти со своим сырьем и предложить им
поэкспериментировать с коноплей. И, надо
сказать, нашу инициативу восприняли везде
на ура.

Не только текстильные предприятия
ждут от «Смарт Хемп» заветного конопляного сырья. Параллельно идет отработка продукции с картонажными заводами. Так, по
словам основателя компании, исследования
проведены в Ленинградской, Ивановской
и Ярославской областях. Следующий проект
после Ивановской области – в Ярославской,
«Смарт Хемп Ярославль» уже вошел в свободную экономическую зону ТОСЭР/ТОР
«Тутаев».

http://agroprofi.ru

Подробная информация о записи

Дата публикации: 2022-01-28 23:43:29
Источник записи: http://www.ikar.ru/articles/358.html
Категория записи: Крупа, Мука, Новости рынка, Русский




Категория: Крупа, Мука, Новости рынка