Смазанный эффект ВТО. Россия не смогла воспользоваться всеми преимуществами членства в организации

В этом году исполняется 10 лет с момента присоединения России ко Всемирной торговой организации. Вопреки опасениям агросектора, господдержка отрасли не только не снизилась, но и выросла, страну не заполонило более доступное и качественное импортное продовольствие, а конкурентоспособность российского агробизнеса скорее даже увеличилась. Правда, из-за начала санкционного противостояния с Западом в 2014 году наша страна не успела в полной мере ощутить все плюсы и минусы членства в организации

7c0e0f72992896a99450df533a842f67

Shutterstock

Десять лет назад, в июле 2012 года Россия ратифицировала протокол о присоединении ко Всемирной торговой организации (ВТО) и с 22 августа того же года стала ее полноправным членом. Страна стремилась к этому с 1993 года, однако у этого решения было немало противников. В том числе риски для бизнеса видели представители АПК. Сельское хозяйство наряду с автомобильной промышленностью, сельхозмашиностроением и легкой промышленностью было названо чувствительной отраслью, где могут возникнуть определенные экономические и финансовые сложности в связи с новыми условиями, вызванными членством России в ВТО.

Кроме вероятного сокращения господдержки (Россия зафиксировала возможность повысить ее до $9 млрд в год с постепенным снижением до $4,4 млрд к 2018-му), отрасль опасалась уменьшения импортных ставок и обострения конкуренции с иностранными производителями. Представители агробизнеса допускали, что хорошо субсидированные западные продукты питания станут вытеснять своим качеством и доступностью российскую продукцию, а это приведет к нарушению потребительского баланса в пользу иностранного продовольствия. Вместе с тем звучали мнения, что для отечественных производителей зачастую созданы излишне комфортные, даже тепличные условия, что в перспективе может привести к утрате конкурентоспособности.

А вот потенциальные плюсы от вступления в ВТО — возможность участвовать в формировании правил, регулирующих международную торговлю и инвестиции, защищать свои торговые интересы и т. д., а также перспективы модернизации российского законодательства и конкурентной среды — казались участникам рынка далеко неочевидными. При этом Минэкономразвития отмечало, что бесспорной выгодой для потребителей станет снижение стоимости жизни за счет уменьшения торговых барьеров. В результате подешевеют не только импортируемые товары и услуги, но и отечественная продукция — прежде всего та, в производстве которой используются иностранные компоненты, рассчитывало ведомство. Правда, также звучала оговорка, что цены на товары могут начать снижаться только через три-пять лет, и, вполне возможно, эта динамика будет нивелирована из-за инфляции.

В апреле 2011 года бывший тогда председателем правительства Владимир Путин, выступая в Госдуме, говорил, что, по его мнению, вхождение в ВТО необходимо России для обновления производственных мощностей. «Нам не модернизировать нашу экономику без вступления в ВТО. Пока реальной конкуренции [российские производители] не почувствуют — не будут вкладываться в модернизацию», — цитировало его РИА «Новости». Игорь Шувалов, в то время первый вице-премьер, который лично курировал переговорный процесс и оценивал возможные негативные последствия участия в ВТО, заверял, что вступление страны в организацию не станет тяжелым испытанием ни для отечественного автопрома, ни для сельского хозяйства, поскольку правительство поддержит эти отрасли.

Однако в итоге оказалось, что Россия, по сути, не успела пожить в условиях ВТО, поскольку уже в 2014 году началось санкционное противостояние с Западом. Хотя и до этого момента очевидных новых проблем непосредственно из-за ВТО у агросектора не возникло — скорее обострились давно имевшиеся. Впрочем, и роль организации как всемирного регулятора мировой продовольственной системы за последние годы довольно сильно снизилась.

Договорились по рыбе

Участники министерской конференции ВТО в числе прочего поддержали соглашение о рыболовных субсидиях. Переговоры по нему длились более 20 лет, отметило Минэкономразвития. Соглашение устанавливает правила, запрещающие субсидии, которые угрожают устойчивости рыболовства. Применение этих правил должно обеспечить устойчивое использование и сохранение морских ресурсов. Объем российских субсидий на вылов рыбы незначителен, а дотации региональных конкурентов, например ЕС, существенны ($2 млрд в год). Предполагается, что это соглашение поможет снизить негативное влияние иностранных субсидий на российскую рыболовную отрасль, в том числе улучшить состояние рыбных запасов, повысить уровень занятости в прибрежных районах России, обеспечить внутренний спрос и повысить конкурентоспособность российской рыбной продукции на внешних рынках.

Опасения оказались напрасными

Ожидания и мнения российских аграриев на этапе принятия решения о вступлении в ВТО были диаметрально противоположными: от полного оптимизма и ожидания глобальных возможностей продвижения продукции на мировых рынках до скептических, что на российский рынок хлынут иностранные товары, и придется серьезно свернуть государственную поддержку отрасли. «По истечении 10 лет мы видим, что негативный сценарий точно не реализован», — комментирует руководитель инновационного аналитического центра группы «Черкизово» Рустам Хафизов.

Условно все страхи представителей агроотрасли перед вступлением в ВТО можно было разделить на две группы: опасения в части повышения конкуренции из-за снижения пошлин на импорт ряда товаров и уменьшение объема государственной поддержки, вторит ему директор по развитию «Дон Агро» Алексей Зайцев. Он также считает, что эти страхи не оправдались.

После вступления в ВТО наша страна не ощутила в полной мере ни возможностей, ни рисков, ведь уже в августе 2014 года Россия ввела эмбарго на поставку широкого круга продовольствия из стран, поддержавших санкции против отдельных российских граждан и компаний, напоминает директор Центра агропродовольственной политики Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС) при президенте РФ Наталья Шагайда. До этого вводились нетарифные ограничения на поставку свинины. «Мы фактически не пожили в условиях ВТО, зато пожили “в преддверии”, где было много страхов. При этом если риски и были, то у производителей, а не у потребителей», — говорит она. Однако негативная риторика создала неприятие членства России в ВТО и у потребителя, который должен был от этого вступления выиграть. «С 2014 года началась эпоха санкций и контрсанкций, которые в корне противоречат принципам ВТО, так что у нашей страны почти не было времени в полной мере воспользоваться преимуществами вступления в организацию», — соглашается директор по аграрной политике НИУ ВШЭ Евгения Серова.

Тем не менее гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрий Рылько считает, что решение о вступлении страны в ВТО было правильным, хотя какой-то существенной пользы от этого для нашей страны и не наблюдается. Но и опасения многих участников рынка и экспертов, высказываемые перед присоединением к организации, не оправдались: хуже точно не стало, оценивает он. «Мы спокойно и успешно участвуем в мировой торговле после вступления в альянс, на уровне господдержки сектора это тоже не сказалось — она динамично росла», — отмечает Рылько.

79025db159853a10c8db6a883ce332c3

Вступив в ВТО, наша страна как бы «легитимизировала» себя в мировой торговле, присоединилась к большинству, считает эксперт. «Это вызывает к нам определенное доверие со стороны международных торговых партнеров, типа “вот смотрите, они тоже моют руки перед едой”, — говорит он. — Также произошла определенная гармонизация нашего фитосанитарного и ветеринарного регулирования с мировым, что облегчает российским предприятиям процесс внешней экономической деятельности. Сложно сказать, стали ли мы полноценным участником ВТО, но по крайней мере держим руку на пульсе, а это уже хорошо».
Опасения сельхозпроизводителей касались неконкурентоспособности части сельхозпродуктов и государственной поддержки, которая могла стать ограниченной. Неконкурентными в первую очередь были производители говядины и свинины, в меньшей степени — мяса птицы, а также молока, напоминает Шагайда.

Действительно, сразу после вступления страны в ВТО свинина стала дешеветь: к апрелю 2013 года цена упала на 35 % по отношению к началу 2012-го. Отчасти сказалось снижение ввозной пошлины на живых товарных свиней с 40 % до 5 %, хотя взрывного роста импорта «живка» тогда не произошло из-за ветеринарных ограничений, скорее повлияло общее избыточное предложение свинины. Однако в апреле 2014 года Россия ввела ограничения на поставки этого вида мяса из Польши и Литвы на фоне распространения в Евросоюзе африканской чумы свиней. Это решение остановило снижение цен в России.

Что касается господдержки, то, когда специалисты РАНХиГС анализировали мероприятия госпрограммы развития сельского хозяйства, они выяснили, что 67 % финансирования приходилось на меры «желтой» корзины, которые, согласно протоколу присоединения к ВТО, должны были со временем сокращаться. «Однако в нашем центре мы переформулировали программные мероприятия в соответствии с требованиями ВТО, не меняя их целей. Такое простое действие легко переносило меры поддержки из “желтой” корзины в “зеленую”: финансирование первой сокращалось до 26 %, что не требовало уменьшения господдержки в будущем. Так что можно было увеличивать аграрный бюджет, если бы это было целью государственной политики», — рассказывает Шагайда.

По ключевым параметрам, в частности по объему государственной поддержки, наша страна весьма далека от установленных ВТО максимальных показателей по ряду причин. В частности, в силу того, что с момента вступления в организацию рубль сильно девальвировался, а многие направления поддержки пошли по части «зеленой» корзины, отмечает Рылько. «При этом Россия хоть и научилась довольно неплохо обходить некоторые установленные альянсом ограничительные моменты, по сравнению с колоссальными нарушениями со стороны других государств наши возможные “прегрешения” смотрятся настолько скромно, что не воспринимаются всерьез, по крайней мере пока», — добавляет он.

Как видно из развития агропродовольственного сектора России после вступления в ВТО, членство в этой организации не оказало негативного влияния на отрасль, подтверждает заведующий кафедрой агроэкономики экономического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова Сергей Киселев. По его словам, условия членства в плане господдержки сельского хозяйства, по таможенным пошлинам и тарифным квотам, по оптовой и розничной торговле взвешены, они дали возможность соблюсти интересы и потребителей, и производителей: на рынке созданы условия для баланса интересов разных сторон.

Все основные риски, которые обсуждались до вступления в ВТО, оказались преувеличенными, продолжает Киселев. Так, по господдержке в рамках так называемой «желтой» корзины Россия сейчас официально нотифицирует всего $90 млн, тогда как максимально разрешенная сумма — $4,4 млрд. В результате снижения таможенных пошлин нас не завалили импортом, наоборот — страна стала крупнейшим в мире экспортером пшеницы, подсолнечного масла, другой продукции, обращает внимание эксперт. «Да, есть зависимость от зарубежных семян сои, сахарной свеклы, кукурузы, но это вопрос не ВТО, а аграрной политики, поддержки науки и НИОКР», — подчеркивает он.

Ключевые цели участия России в ВТО

— Улучшение имиджа России в мире как предсказуемого и надежного участника международной торговли.
— Участие в выработке правил международной торговли с учетом своих национальных интересов.
— Получение благоприятных условий доступа на мировые рынки товаров и услуг на основе предсказуемости и стабильности развития торговых отношений с членами ВТО, включая транспарентность их внешнеэкономической политики.
— Устранение дискриминации в торговле путем доступа к механизму ВТО по разрешению споров, обеспечивающему защиту национальных интересов в случае, если они ущемляются партнерами.
— Создание более благоприятного климата для иностранных инвестиций в результате приведения законодательной системы в соответствие с нормами ВТО.
— Расширение возможностей для российских инвесторов на территории членов ВТО.
— Создание условий для повышения качества и конкурентоспособности отечественной продукции в результате увеличения потока иностранных товаров, услуг и инвестиций на российский рынок.

Источник: Минэкономразвития

Успехи агроэкспорта не результат членства в ВТО

Вступление в ВТО дало России потенциальную возможность развития экспорта сельхозпродукции, хотя 10 лет назад и спустя год после присоединения к организации эти перспективы в основном оценивались скептически. Чтобы чего-то добиться в этом направлении, государству нужно последовательно лоббировать интересы отрасли за рубежом, настаивали участники рынка, которые по-прежнему сталкивались с трудностями при выходе на внешние рынки.

В 2016 году был утвержден приоритетный проект «Экспорт продукции АПК», президент Владимир Путин поставил перед отраслью цель увеличить поставки до $45 млрд к 2024 году, правда, два года назад на фоне пандемии коронавируса срок был перенесен на 2030 год. В ноябре 2018-го произошло знаковое для отрасли событие — Китай открыл свой рынок для российского мяса птицы и молочной продукции, год спустя Вьетнам разрешил поставки свинины из России; для отечественного продовольствия, в том числе товаров с добавленной стоимостью, хоть и небыстро, но открывался и ряд других зарубежных рынков. По итогам 2020 и 2021 годов страна становилась нетто-экспортером продовольствия, в прошлом году отгрузки превысили $37 млрд.

Участие страны в ВТО важно для развития экспорта, комментирует Сергей Киселев, но отмечает, что он против утверждения, будто успехи нашего АПК на мировой арене — результат членства в организации. «Это заслуги матушки-природы, производителей, экспортеров и других участников цепочек предложения и стоимости, — говорит он. — ВТО — это правила регулирования. Это как правила дорожного движения: они, конечно, создают возможности для быстрой езды, но главное — водители автомобилей».

a2e49fe76cbc617dddca1a2f34660515

Партнер компании «НЭО Центр» Альбина Корягина считает, что успехи агроэкспорта сложились вопреки членству страны в ВТО. «Единственное, что вступление в организацию в какой-то степени облегчило нам выход на внешние рынки, но и тут мы сталкиваемся с трудностями, с которыми ВТО нам помочь не хочет», — комментирует она.

В рамках общего снижения роли международных интегрирующих организаций в ВТО не удалось договориться о новом этапе либерализации аграрной торговли и снижения страновых субсидий, напоминает Рылько. «Для России такая ситуация выглядит как достаточно нейтральная и не мешает нашим экспортерам вести внешнюю торговую деятельность», — оценивает он.

Экспортные амбиции российского агробизнеса после вступления в ВТО реализовались не в полной мере, отмечает Хафизов. Однако за эти годы действительно удалось провести гармонизацию нормативных актов, открыть для продукции отдельных сельхозпроизводителей доступ на новые рынки. «Если говорить про рынок мяса, то здесь ведущую роль играют решения государств, и это дорога с двухсторонним движением: странам приходится договариваться о возможностях взаимного открытия рынков, чему всегда предшествуют сложные переговоры, — напоминает он. — Можно сказать, что преференции, полученные нами от членства в ВТО, были реализованы, но дальнейшее развитие на новых экспортных рынках зависит не от надгосударственных организаций, а от решений правительств отдельных стран».

Агросектор поддерживает потребитель
Наталья Шагайда, директор Центра агропродовольственной политики РАНХиГС

Мало кто за пределами академических кругов отдает себе отчет, что сельское хозяйство в России, как и в Китае, в большей мере поддерживается потребителем за счет более высоких внутренних цен, чем из бюджета. Такая практика далеко не самая распространенная. Ее нет во многих странах, даже в Бразилии, где сельское хозяйство уже долгое время активно развивается.

Правительства всегда стоят перед дилеммой: поддерживать собственного производителя или потребителя, снимая торговые барьеры перед импортным продуктом? С позиции того, что продовольственная безопасность — это состояние экономики, где каждый имеет экономический и физический доступ к полноценному питанию, потребителю лучше, чтобы торговые барьеры были минимизированы. С позиции того, чтобы повышалась стабильность функционирования продовольственной системы в сложные времена, нужно свое развитое, но конкурентное сельхозпроизводство.

По оценкам ОЭСР, российские потребители в первые годы после введения Россией продовольственного эмбарго переплачивали от 10 до 16% за счет закрытости рынка, точнее — «прикрытости». Так, в первые месяцы действия эмбарго мясо птицы и свинина довольно быстро дорожали, в отдельные недели — до 0,8%. Потом цены уткнулись в платежеспособный спрос потребителя, и рост почти закончился.

ВТО нужна реформа

Фактически с момента торможения Дохийского раунда (он начался в 2001 году и должен был отрегулировать торговые взаимоотношения стран-членов ВТО, однако зашел в тупик. — «Агроинвестор».) ВТО перестает существовать как таковая, говорит Евгения Серова. По словам Дмитрия Рылько, роль ВТО как огромного всемирного регулятора глобальной продовольственной системы за последние годы довольно сильно снизилась за счет того, что в мире произошли и происходят серьезные политические и экономические изменения. Организация как бы «ушла в тень»: формально существует, но ее роль на мировой арене сократилась. Например, присутствие России в ВТО не помешало другим странам-участникам наложить на нее санкции, как и нам не препятствовало в введении контрсанкций.

К счастью, многие риски, которые прогнозировались до вступления в ВТО, не реализовались, соглашается Альбина Корягина. Но, по ее мнению, это не наше «везение»: просто к моменту вступления России в ВТО (а сейчас и подавно) многие нормативы и правила этой организации де-факто были демонтированы. Значительная часть международной торговли сегодня происходит в рамках двусторонних соглашений между странами, минуя ВТО как изжившую себя «прокладку», ее вес и значение заметно снизились, считает она. Будущее за региональными союзами типа ЕАЭС, БРИКС и прямыми двусторонними международными соглашениями, уверена Корягина.

В ВТО есть проблемы, как и во многих организациях, но ее значение сохраняется, настаивает Киселев. «Одна из сложностей ВТО в том, что если раньше тон задавали США, ЕС, Япония, Канада, то сейчас очень большое значение имеют Китай, Индия, Южная Африка, Россия и другие страны, — поясняет он. — Многие развивающиеся государства объединены в группы, и эти группы поднимают вопросы, предлагают решения, которые часто не подходят прежним “фаворитам”».

Серова полагает, что текущие условия мировой торговли — наша реальность на ближайшие 10 лет, а после выхода из существующего кризиса организацию нужно будет создавать заново. «С конца XIX века мы уже пережили три волны ухода мира от принципов либеральной торговли, сейчас переживаем четвертую. Каждая такая фаза длится примерно 10 лет. Мир должен достаточно “настрадаться” от протекционизма, чтобы понять ценность либеральной торговли», — комментирует эксперт.

В июне на открытии 12-й министерской конференции ВТО министр торговли Саудовской Аравии Маджед бен Абдалла аль-Касаби сказал, что организацию необходимо реформировать для создания более открытой и инклюзивной системы мировой экономики. С аналогичным заявлением выступил заместитель министра торговли и промышленности Катара Султан бен Рашид аль-Хатер. Он напомнил, что реформу ВТО и либерализацию международной торговой политики начали обсуждать еще в 2001 году. В целом к реформе организации призвали большинство участников конференции.

Так, китайская сторона отметила, что ВТО должна способствовать глобализации, а не препятствовать ей. Россия подчеркнула, что важно избегать фрагментации организации: совместный успех ее членов в обеспечении продовольственной безопасности зависит от способности стран объективно и сбалансированно оценить текущую ситуацию и ее основные причины.

Россия, несмотря на сложную геополитическую обстановку, активно участвовала в работе конференции, говорит Киселев. Причем, по его словам, принятые по ее итогам решения соответствуют интересам страны. В качестве примеров эксперт называет рыбные субсидии, решения по торговле и продовольственной безопасности. Реформа ВТО нужна, но это очень сложный и длительный процесс, в нем много составляющих, добавляет он.

Как сообщило Минэкономразвития, по итогам конференции впервые за девять лет были приняты значимые многосторонние решения. Так, министры 164 стран — членов ВТО договорились о запуске предметной работы по реформе организации. Этот процесс будет проходить под эгидой Генсовета ВТО, что позволит избежать закрытых и непрозрачных форматов обсуждения реформы в «клубах по интересам». Также были приняты решения, направленные на облегчение торговли сельскохозяйственной продукцией: министры договорились не применять экспортные ограничения в отношении продовольственных товаров, приобретаемых Всемирной продовольственной программой ООН для гуманитарных целей. Кроме того, была принята декларация о чрезвычайных мерах реагирования на неустойчивость на аграрных рынках, достигнуты договоренности по вопросу более эффективного применения санитарных и фитосанитарных мер, сообщило ведомство. По оценке чиновников, все эти решения укрепят позиции России на мировых продовольственных рынках.
В ходе конференции генеральный директор ВТО Нгози Оконджо-Ивеала заявила, что из-за роста цен на продовольствие, начавшегося в 2021 году и усугубившегося из-за событий на Украине, страны с низким уровнем дохода на душу населения могут столкнуться с «катастрофой». Глава организации призвала участников форума обеспечить «свободное движение продовольственного и сельскохозяйственного импорта».

Бизнес вырос при ВТО

«Дон Агро» занимается производством озимой пшеницы, подсолнечника и кукурузы, а также сырого молока. Все эти продукты Россия либо не импортирует совсем, либо импортирует в минимальном объеме. Ввозные пошлины на них существенно не изменились, а потому говорить об усилившейся конкуренции после вступления страны в ВТО не приходится, комментирует директор по развитию компании Алексей Зайцев. При этом он обращает внимание, что основное развитие агрохолдинга проходило в то время, когда Россия уже была в составе организации.

«Мы видим постоянно растущий в мире спрос на зерно, который в этом году достиг исторического максимума, стабильно продаем масличные и молоко на выгодных для нас условиях, — делится топ-менеджер. — Группа компаний в разы увеличила земельный банк: по сравнению с 2009 годом, когда “Дон Агро” владел 3,5 тыс. га, сейчас в собственности холдинга 17,2 тыс. га и еще 50,1 тыс. га в оперативном управлении».

Хотя сейчас Россия установила пошлины на экспорт зерна, в целом они компенсируются повышением цен на мировых биржах, продолжает он. «Сейчас дополнительное давление на рынки оказывают логистические издержки на доставку пшеницы из России зарубежным покупателям. Но, беря во внимание то, что мир как никогда нуждается в продовольствии, хочется верить, что забота о жителях этих стран-импортеров в итоге возьмет верх над политически мотивированными рестрикциями», — заключает Зайцев.

Выходить не стоит

Правда, после 24 февраля и беспрецедентного санкционного давления на Россию стали звучать мнения, что стране стоит выйти из ВТО, также были угрозы о ее исключении из организации. В марте депутаты фракции «Справедливая Россия — За правду» внесли в Госдуму законопроект о денонсации протокола о присоединении России к соглашению об учреждении ВТО.

Заведующий кафедрой торговой политики Высшей школы экономики Максим Медведков, в 2012 году возглавлявший департамент торговых переговоров Минэкономразвития, в конце марта говорил ТАСС, что вопрос исключения России из ВТО не стоит воспринимать как реальную угрозу. По его словам, нет никаких серьезных оснований полагать, что такая процедура может оказаться успешной в случае, если вообще будет инициирована: в организации нет юридических механизмов, которые могут заставить страну выйти из нее. При этом выход России из организации даст негативный эффект и может привести к хаосу во внешнеторговых отношениях. ВТО не беспроблемная организация, признавал Медведков, некоторые ее функции ослаблены или блокированы (например, функция апелляционного органа — часть процедуры разрешения споров, она приостановлена с 10 декабря 2019 года, поскольку США блокируют назначение новых судей), есть незаконченные переговоры, но альтернатива ВТО — торговля без правил. Потенциальный выход страны из торговой организации эксперт сравнивал с отказом от соблюдения правил дорожного движения.

Дмитрий Рылько не видит прямых причин для выхода из ВТО и считает, что этого делать не нужно. «Как бы то ни было, Россия является членом огромного международного аграрного сообщества, нам очень важно держать руку на пульсе, следить за ходом всех переговоров, вовремя получать новую информацию и реагировать на нее, участвовать в выгодных для нас блоках, стратегических альянсах. Все это удобно делать именно через ВТО», — поясняет он.

Аналогичного мнения придерживается Сергей Киселев. По его оценке, те, кто поднимал вопрос выхода из организации, действовали исходя из своих одномоментных политических интересов или просто предлагали это на основе своего незнания. «Хочу напомнить, что в свое время президент США Дональд Трамп поднял вопрос о выходе Штатов из ВТО. Ему, видимо, объяснили и “образовали” его, почему этого не стоит делать. Пока даже крошечные тихоокеанские государства не покидали организацию, — подчеркивает он. — Для России это тем более неразумно и вредно. Кстати, в нынешней геополитической ситуации очень хорошо, что в ВТО нет механизма исключения из организации». Реформа ВТО нужна, но это очень сложный и длительный процесс, в нем много составляющих, обращает внимание Киселев.

А вот Альбина Корягина полагает, что членство нашей страны в ВТО или ее исключение из организации почти ни на что не повлияли бы и носили бы лишь символический характер. «Существование этой организации в ее текущем виде не нужно никому, — категорична она. — Вопрос о ее реинкарнации в той или иной форме или же формирования пула региональных мини-ВТО открыт. В любом случае формат мировой торговли через два года сильно изменится: возникнут новые институты, отомрут старые. Это нормально».

Между тем в июне Минэкономразвития подготовило обновленный проект стратегии участия России в ВТО, сообщал ТАСС со ссылкой на ведомство. Соответствующий документ и предложения по обжалованию мер, направленных против страны другими государствами — членами организации, были внесены в правительство. В актуализированном проекте стратегии министерство выступает против выхода России из организации, поскольку это было бы только выгодно странам, вводящим против нее санкции.

По информации «Интерфакса», обновленная стратегия предполагает использование всего набора инструментов ВТО, включая разрешение споров, мониторинг торговых режимов, устранение барьеров на площадке рабочих органов организации и переговоры по новым правилам, поскольку эти инструменты остаются действенными для сохранения стабильной торговой среды для российского бизнеса. При этом авторы подчеркивают, что многие из санкционных ограничений очевидно нарушают правила ВТО, в том числе фундаментальные, такие как режим наибольшего благоприятствования в торговле, а ряд стран заявили об исключении России из этого режима. К таким нарушениям в том числе относятся запреты на российские импорт и экспорт, квоты, дискриминационное повышение пошлин.

Медведков также назвал торговые санкции против России «атакой на базовые правила ВТО». Если не создать страховку от таких атак, то в мировой торговле может начаться игра без правил, допускает эксперт. «Реформа ВТО, которая без особого успеха обсуждается уже несколько лет, должна быть завершена с учетом такого развития событий и в разумные сроки. Должны быть восстановлены или, если необходимо, созданы заново инструменты эффективного исполнения обязательств. Без них ВТО свои функции выполнять попросту не сможет», — сказал он ТАСС.

Господдержка достигла рекорда

Минсельхоз совместно с Минфином прорабатывает возможность увеличения поддержки АПК в рамках подготовки бюджета на 2023-2025 годы. По действующей программе на 2023 год предусмотрено финансирование отрасли в размере 375,9 млрд руб., его предполагается увеличить на 124 млрд руб. В 2022 году изначально на АПК было заложено 355,5 млрд руб., но правительство дополнительно выделило 240 млрд руб., таким образом сумма поддержки достигла рекордных 0,5 трлн руб.

https://agroinvestor.ru/analytics/article/38381-smazannyy-effekt-vto-rossiya-ne-smogla-vospolzovatsya-vsemi-preimushchestvami-chlenstva-v-organizats

Подробная информация о записи

Дата публикации: 2022-07-05 17:43:32
Источник записи: http://www.ikar.ru/press/7639.html
Категория записи: Крупа, Мука, Новости рынка, Русский




Категория: Крупа, Мука, Новости рынка