“Содружество” в этом сельхозгоду увеличит экспорт продукции до $1,4 млрд

ГК “Содружество”, один из крупнейших в РФ переработчиков сои и рапса, в этом сельхозгоду (июль 2020 – июнь 2021 гг.) увеличит экспорт продукции до $1,4 млрд. Инвестиционные планы компании связаны с расширением проекта по переработке масличных в Курской области и полным вводом в эксплуатацию завода по производству соевых концентратов под Калининградом.

Кроме того, в этом году “Содружество” планирует выйти на рынок подсолнечника, сообщил “Интерфаксу” директор УК “Содружество” Александр Шендерюк-Жидков в кулуарах Петербургского международного экономического форума. Он также считает, что перспективы аграрной отрасли РФ тесно увязаны с экологической повесткой, с необходимостью учитывать карбоновый след.

Основное направление – Китай

Как сообщил Шендерюк-Жидков, экспорт продукции в этом сельхозгоду достигнет $1,4 млрд против $1,2 млрд в прошлом. “Объявленную ранее планку в $1,3 млрд экспорта, прежде всего соевого и рапсового масла, мы преодолели. Думаю, что где-то в районе $1,4 млрд по этому сезону можно ждать. Сезон еще не закончился, еще июнь впереди”, – сказал он.

“Конечно, в значительной степени росту поставок способствовал COVID-19, потребность в продовольствии выросла, к тому же мир столкнулся с разными сложностями – от логистических до засух. И это привело к тому, что начали очень сильно расти цены на продовольствие, – пояснил он. – То, что мы сейчас видим, – это самое серьезное ралли за последние десятилетия. По нашим ключевым продуктам – сое и рапсу цена уже приближается к максимуму 2008 года”. По его словам, у группы четыре основных рынка сбыта. Крупнейший партнер – Китай. “Эта страна растет, очень серьезно относится к климатической повестке. И самое главное – в ней увеличивается средний класс, который имеет другие запросы на калорийность и качество продовольствия. И Россия как глобальный поставщик продовольствия может их удовлетворить”, считает он.

На втором месте – Европа, в которой Шендерюк-Жидков выделил Скандинавию. “По экспорту в Норвегию, например, среди всех российских экспортеров мы занимаем первое место. Даже нефти и газа экспортируется в эту страну меньше, чем кормов и кормовых компонентов. До 50% корма, который сейчас потребляет норвежский лосось, это российский корм, поставляемый нами и нашими коллегами по рынку”, – сказал он, отметив, что компания “традиционно сильна” на этом рынке, это важное для нее направление экспорта.

К примеру, растительные протеины группа также поставляет в Швейцарию, которая, по его словам, заинтересована в высококачественной продукции, в ее экологичности.

“Помимо этого, продукция экспортируется в страны Африки, Ближнего Востока. Плюс важную роль играет российско-бразильская торговля”, – сказал Шендерюк-Жидков. По его словам, Бразилия является одним из стратегических партнеров группы. “Мы – крупнейший импортер бразильской сои и один из крупнейших экспортеров пшеницы в эту страну”, – сказал он. Закупки сои для переработки на российских мощностях составляют порядка 1 млн тонн.

“А в прошлом сельхозгоду мы побили исторический рекорд экспорта в Бразилию пшеницы – порядка 200 тыс. тонн. Таких показателей у нас в стране не было никогда, – подчеркнул Шендерюк-Жидков. – И это интересно тем, что рядом с Бразилией находятся наши основные аграрные конкуренты – Аргентина, США. У нас идет очень серьезная борьба за бразильского клиента, мы завоевываем свои позиции”.

Ограничения экспорта не страшны, если они предсказуемы

Комментируя введенные в этом году ограничения на экспорт масличных культур (экспортные пошлины на подсолнечник, рапс и сою) и планы по введению масличного демпфера, Шендерюк-Жидков заявил, что для компании “любые условия, выставленные государством, приемлемы, главное – чтобы мы про них заранее узнали и могли заниматься долгосрочным планированием”.

“Государство имеет возможность устанавливать те правила, которые считает нужным, оно исходит, прежде всего, из социальных интересов. Поэтому я считаю, что бизнес, который работает в этой сфере, должен следовать линии, которую устанавливает государство, – сказал Шендерюк-Жидков. – Но для нас самое важное – предсказуемость. Когда мы знаем за полгода о решении, это дает возможность соответствующим образом сформировать свои планы”. По его словам, именно так произошло с подсолнечным демпфером, который планируется ввести с 1 сентября этого года. “Аналогичная ситуация и с зерновым демпфером, который начал действовать со 2 июня. О нем мы узнали фактически в феврале-марте”, – отметил он.

При этом он обратил внимание на, как он выразился, уникальную ситуацию. “Здесь я говорю с позиции агрария. Ограничения экспорта зерна, которые были введены в начале этого года, и планы по демпферу моментально отразились на внутренних ценах. Пшеница упала в цене, потому что, к сожалению, Россия – сырьевой экспортер, – сказал Шендерюк-Жидков. – И абсолютно иная ситуация на масличном рынке. Подсолнечник и соя сейчас практически не вывозятся или вывозятся в небольшом количестве, а цена на внутреннем рынке не снизилась ни на рубль. Более того, она даже выросла после введения пошлины”, – сказал он.

По его словам, это благо для аграриев, потому что “благодаря серьезной конкуренции внутренних переработчиков, той, которой, к сожалению, нет на рынке пшеницы, аграрии могут по максимальной цене представить свою продукцию”. “По оценкам экспертов, соя на сегодняшний день наиболее доходная по сравнению с пшеницей и кукурузой культура в России. И мы надеемся, что это приведет к тому, что посевы сои будут расти с каждым годом”, – заявил он.

Как уточнил Шендерюк-Жидков, основной экспорт масложировой продукции приходится на масло и шроты. “Мы к тому же ушли дальше, во вторую, глубокую степень переработки. Это производство концентратов, которые в основном экспортируем в Норвегию. Продукцию выпускает крупнейший в Европе завод по производству соевого концентрата под Калининградом, который мы уже запустили в тестовую эксплуатацию”, – сообщил он. По его словам, завод будет производить более 100 тыс. тонн этой продукции в год.

В 2020 году компания произвела порядка 700 тыс. тонн масла. После полного запуска курского проекта производство планируется увеличить в 1,5 раза. Для загрузки перерабатывающих мощностей “Содружество” ежегодно закупает более 2 млн тонн сои, из них только треть – это российское сырье. “Остальное мы вынуждены импортировать, потому что внутреннее производство сои не обеспечивает все потребности переработки, – пояснил он. – Думаю, что до тех пор, пока страна не достигнет уровня производства сои в 6-7 млн тонн, мы не избавимся от зависимости от импорта”.

Аграрий ждет от переработчика правильной цены

Расширяя сырьевую базу, “Содружество” укрепляет связи с аграриями. “Мы осуществляем форвардные закупки сои, заключаем долгосрочные контракты. Но нужно понимать, что при текущей динамике цен аграриям не всегда интересны долгосрочные поставки по той причине, что конъюнктура постоянно меняется, – сказал он. – Я думаю, что стратегия на сегодняшний день – находиться в текущей цене. Другое дело, что мы думаем, что ситуация изменится в ближайшее время, и мы, со своей стороны, готовы устанавливать долгосрочные отношения с производителями сырья”.

Как считает Шендерюк-Жидков, главное, чего ждут сегодня аграрии от переработчиков, – это правильной цены. “Я уверен, что при той конкуренции, которая сейчас есть на рынке, такая цена будет обеспечена. К примеру, цена сои на сегодняшний день в России самая высокая в мире – доходит до 60 рублей за килограмм”, – сказал он.

Плюс подсолнечник

Как сообщил Шендерюк-Жидков, инвестиционная программа группы в настоящее время предусматривает реализацию двух проектов. Первый – это пущенный в тестовую эксплуатацию завод под Калининградом по производству соевого концентрата. В него было инвестировано более 5 млрд рублей. “Но наша самая серьезная инвестиция – это завод по переработке масличных в Курской области, – сказал он. – Планируем, что до конца года он будет введен в эксплуатацию. Кроме того, на форуме мы подписали соглашение с Россельхозбанком и с губернатором Курской области о начале реализации второго этапа этого проекта стоимостью 10 млрд рублей”.

Второй завод в Курской области компания планирует ввести через год. Компания выбрала Курскую область для своих проектов потому, что это второй в России регион по производству сои. Первый – Амурская область, пояснил. “Мы уверены, что у Курска есть очень серьезный потенциал с точки зрения роста объемов производства”, – отметил он.

Шендерюк-Жидков заявил, что с этого года компания выходит на рынок переработки подсолнечника. “Раньше мы им не занимались, всегда традиционно перерабатывали сою и рапс, нас и знают как соевую компанию прежде всего, – сказал он. – Но с запуском Курского завода появляется возможность перерабатывать подсолнечник, и мы крайне заинтересованы в этом. Масличная культура для переработки будет выбираться в зависимости от конъюнктуры на рынке, но уже сегодня мы предлагаем аграриям возможность продать нам подсолнечник”.

Как отследить карбоновый след

Шендерюк-Жидков сообщил, что “Содружество” учитывает экологическую повестку и одной из первых среди российских агроэкспортеров начало считать карбоновый след. “Мы начали делать это еще в конце 2019 – начале 2020 года, и наши клиенты уже запрашивают от нас расчеты карбонового следа”, – сказал он. По его словам, для компании как для крупного аграрного экспортера, в том числе в Скандинавские страны, которым традиционно очень важна экологическая повестка, это очень значимо. “Пока наш карбоновый след по сравнению с конкурентами, к примеру, в Латинской Америке, оценивается лучше, и это наше конкурентное преимущество”, – сказал он.

“Но возврат США в соглашение по климату, обсуждение углеродного налога в Европе ставят перед российскими экспортерами и аграриями много важных вопросов, – сказал он. – Прозвучала эта тема и на форуме. Выступая на нем, я обратил внимание на то, что и в аграрном комплексе необходим расчет карбонового следа. Недостаточно просто иметь это конкурентное преимущество, мы должны его объективно показать. А для этого необходимо создать систему прослеживаемости карбонового следа.

“К примеру, более тысячи аграриев являются нашими поставщиками, и когда завтра наши покупатели за рубежом попросят показать прослеживаемость карбонового следа – сколько наши поставщики внесли удобрений или химии, какое это было удобрение, какое влияние оно оказывает на окружающую среду, – мы просто можем оказаться к этому не готовы. Очевидно, что без поддержки государства эту систему не создать, и, выступая на форуме, я обратил на это внимание присутствовашей на нем вице-премьера Виктории Абрамченко. Правительство за последние месяцы сделало колоссальную работу по созданию системы учета карбоновых единиц, уверен, что и в сельском хозяйстве учет будет налажен”, – сказал он.

Как считает Шендерюк-Жидков, такую систему можно создать на основе механизма прослеживаемости, который предусмотрен в принятом в прошлом году законе о зерне. “Это абсолютно уникальная история, ее нигде нет в мире. Если бы на базе этого закона или подобного ему мы смогли бы принять закон о прослеживаемости уже карбонового следа в аграрном производстве, то, я уверен, что в ближайшие два-три года российские аграрные экспортеры смогут усилить конкурентное преимущество и еще больше укрепить экспортные позиции – подчеркнул он.

“Содружество” создано в 1994 году, является международной вертикально интегрированной агропромышленной группой. Производит соевое и рапсовое масло, рапсовый и соевый шрот, лецитин, соевый белковый концентрат, владеет также перерабатывающими мощностями в Белоруссии, Бразилии, Турции. Холдинг имеет собственную логистическую инфраструктуру в России, Белоруссии и Бразилии, портовую инфраструктуру в России и Парагвае, владеет парком специализированных железнодорожных вагонов. Является резидентом специального административного района (САР) на острове Октябрьский в Калининграде.

Подробная информация о записи

Дата публикации: 2021-06-07 20:12:43
Источник записи: https://www.zol.ru/n/338aa
Категория записи: Масличные, Новости рынка, Русский



Категория: Масличные, Новости рынка